Семнадцать открытий в одной женщине

Как-то на танцах я познакомился с симпатичной девушкой и пригласил её на свидание. Какое-то время мы встречались, а потом я понял, что влюбился, и предложил любимой перейти ко мне жить. Поначалу всё было замечательно, и меня вполне искренне умиляли бесконечные цветочки в горшочках, которыми она сразу же обставила все подоконники, и совсем не мешали тонны косметики, которой она заполнила все пустые полочки в ванной.

Семнадцать открытий в одной женщине


Но чуть позже начались удивительные открытия:

Открытие первое. Она постоянно боялась забеременеть. Но при этом ни одно из известных мне противозачаточных средств ей не подходило. С презервативом не те ощущения, противозачаточные таблетки, оказывается, нарушают гормональный фон организма, а внутриматочная спираль может привести к воспалению, а то и к развитию опухоли. В результате мне приходилось пользоваться старым как мир способом, но ей всегда казалось, что я опоздал, и она со слезами жаловалась, что мол теперь точно забеременеет.

Открытие второе. Она постоянно меняла внешность. Сегодня она рыжая бестия, завтра нежная блондинка, послезавтра роковая брюнетка. Очень часто, когда она возвращалась домой из парикмахерской, я долго не мог поверить, что это та же самая женщина, с которой я общался ещё сегодня утром. То она стригла волосы, то наращивала, то завивала, то распрямляла. И никакие мои увещевания, что она мне нравится без косметики и с естественным цветом волос, тут не помогали.

Открытие третье. Она хронически сидела на диете, питалась только кофе и была похожа на соломинку, но почему-то, каждый раз становясь на весы (а на весы она становилась как минимум пять раз в день), она начинала плакать и называть себя «жирной коровой». Ясное дело, что при таком раскладе уметь готовить ей было не обязательно, а единственное блюдо, которое она иногда удосуживалась приготовить лично для меня — яичница. Ну а так как я люблю вкусно и плотно поесть, готовить себе завтрак, обед и ужин мне приходилось самостоятельно.

Открытие четвёртое. Домашнее хозяйство было для неё совсем не на первом месте. «Я тебе не домработница», — заявила мне она мне, когда я попытался возмутиться тем, что не нашёл у себя в шифоньере даже единственной чистой рубашки. В общем-то она, конечно, стирала, но делала это крайне редко, когда бачок с грязным бельём переполнялся, и вещи из него начинали вываливаться на пол. Поэтому и стирку своих вещей мне в конце концов пришлось взять на себя. Благо, что есть стиральная машинка!

Открытие пятое. Моя любимая оказалась крайне болезненной. Обычный насморк мог свалить её в постель на две недели, любые громкие звуки, в том числе и мой голос, вызывали у неё приступы мучительной мигрени, а прыщик, выскочивший на лбу, приравнивался к концу света. А стоило мне один раз по глупости вслух усомниться в слабости её здоровья (просто я хотел её успокоить и подбодрить), как на меня тут же посыпались обвинения в чёрствости, бессердечности, жестокости и эгоцентризме.

Открытие шестое. Моя девушка — очень общительный человек. Вот только предпочитала она общаться вовсе не со мной, а с двумя дюжинами лучших подруг, которые могли звонить ей в любое время дня и ночи. Когда же я пару раз попытался поговорить с ней о своих проблемах и просто поделиться своими мыслями, она тут же шумно вздыхала и со стоном говорила: «Дорогой, я так устала, у меня был страшно тяжёлый день, мне очень хочется тишины, так что давай поговорим в другой раз».

Открытие седьмое. Она оказалась очень сердечным и сочувствующим человеком. Она могла часами рыдать над злоключениями героев мексиканских, бразильских и индийских мелодрам. При этом, пропустить очередную серию любимого телесериала для неё — настоящая трагедия. Ну как же она сможет спокойно заснуть, если не узнает, помирились ли в этой серии Родгиго с Марией! Все мои попытки хоть на минутку переключить телевизор на футбол или на программу новостей всегда оканчивались грандиозными скандалами, поэтому мне пришлось приобрести второй телевизор и поставить его на кухне, дабы иметь доступ ко своим любимым телепередачам.

Открытие восьмое. Постепенно моя любимая заняла собой практически всё пространство в моей квартире. В шкафчиках и в шифоньерах не осталось ни одной свободной полочки, где бы не лежали, не стояли и не висели её вещи. Причём вещей у неё почему-то становилось всё больше и больше, поэтому вскоре моя квартира, которую я раньше считал большой, стала казаться мне очень маленькой.

Открытие девятое. Моей любимой нужно было идти учиться на следователя. Но, наверное, никакой следователь не смог бы проявить такую дотошность, допытываясь, где я провёл лишние пять минут, идя с работы домой, и почему я слишком тщательно причёсываюсь, да ещё и душусь, собираясь на встречу с деловыми партнёрами.

Открытие десятое. Для того, чтобы накрасить лицо перед выходом на улицу, ей нужно было как минимум три часа. За то время, пока я успевал принять душ, привести себя в порядок, одеться и быть готовым на выход, мою любимая успевала накрасить только ресницы на одном глазу. Поэтому на все приёмы и фуршеты мы, как правило, сильно опаздывали.

Открытие одиннадцатое. Оказалось, что моя ненаглядная тоже бреется, а поэтому постоянно пользуется моими станками. И её совершенно не волновало, что мне потом приходилось брить лицо станком, которым она брила ноги и некоторые другие места.

Открытие двенадцатое. У неё оказалась просто феноменальная память. Она помнила все знаменательные даты, которые были связаны с нашими отношениями — день знакомства, день первого свидания, день признания в любви, день начала совместной жизни. Даже страшно вспомнить, сколько грандиозных истерик я выдержал по поводу того, что даже припомнить не мог, с каким конкретно знаменательным событием я должен был сегодня поздравить мою любимую.

Открытие тринадцатое. Наши общие деньги — это её деньги. Экономить она совершенно не умела и не считала нужным отчитываться, на что именно она потратила за один день половину моей зарплаты. А стоило мне сказать пару слов в защиту разумной экономии, как в мой адрес тут же летели обвинения, послушав которые я ещё раз убеждался в том, что я конченый жмот и патологический жадина. Поэтому, ради сохранения мира в семье, я мужественно питался одной картошкой (шучу конечно), но не рисковал спросить у любимой, зачем ей понадобилось покупать двадцатые по счёту зимние сапоги.

Открытие четырнадцатое. Моя ненаглядная страдала ужасными провалами в памяти. А иначе, как объяснить тот факт, что вопрос: «Ты меня любишь?», она задавала мне раз в час? И как ребёнок радовалась, когда я в десятый раз ей отвечал: «Очень люблю, моя радость!».

Открытие пятнадцатое. Она совершенно не дружила со временем и не разбиралась в часах. Если она говорила, что вернётся домой от подруги в три часа дня, это означало, что раньше семи вечера её можно не ждать.

Открытие шестнадцатое. Оказалось, что мы говорим на совершенно разных языках и в одни и те же слова вкладываем прямо противоположный смысл. Поэтому я, при всём желании, никогда не мог заранее предугадать, на какие мои слова она обидится, на какие рассердится, а каким обрадуется.

Открытие семнадцатое. Но больше всего меня удивляет и поражает то, что несмотря ни на что, я всё ещё её люблю.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас