Альберто Сорди. В Москве я как дома

Итак, насколько неприятными были съемки?
Словами всю кровищу, которая нас окружала в Австралии, не описать! (смеется) А мне так было особенно невыносимо! То есть я хочу сказать, что вообще-то для каждого персонажа предназначались свои кровавые сцены, а на мою долю выпали эпизоды с пальцем и с заклеенным ртом – все это было для меня достаточно противно.

Альберто Сорди. В Москве я как дома


А Вы бы пошли смотреть такой фильм, если бы в нем не снимались?
Да, на все 100 процентов, пошла бы.
То есть Вы любите этот жанр?
Я люблю фильмы ужасов вообще и те ужастики, которые снимают сейчас. Я бы многие хорроры сегодня назвала действительно сильными, хотя не думаю, что наша картина рассчитана на всех без исключения. Мне кажется, сейчас люди хотят смотреть более умные, интеллектуальные произведения. Но наш фильм – это ужасы ради ужасов, чистое развлечение. Он для молодежи и тех уже взрослых зрителей, кто любил такое кино в детстве. Надеюсь, молодое поколение лет через 20-30 тоже будет вспоминать: «О, мой бог, а помнишь тот «Дом восковых фигур»? Я тогда маленьким был и так боялся!». Наша работа в первую очередь именно для этого.
Почему бы Вы рекомендовали посмотреть этот фильм?
Потому что он прикольный и потому что люди любят, когда их пугают таким образом. Оттоо, например, всем нравится кататься на американских горках и жутко бояться при мысли, что они могут умереть от разрыва сердца или что аттракцион сломается и они не доедут до конца. Это то, что заставляет испытывать сильные эмоции. Адреналин. И именно по этой причине стоит пойти на этот фильм – встряхнуться, почувствовать что-то новенькое.
Мы слышали, во время съемок случился пожар? Как это было?
Я успела поработать на съемочной площадке всего два часа, и тут начался пожар – помню только, что это случилось очень быстро. Думаю, все были в состоянии шока. Взрыв был настолько мощным, а пламя таким сильным, что пришлось заново переделывать многие декорации, чтобы закончить работу над картиной. Впрочем, поскольку никто не пострадал, мы просто восприняли эту ситуацию как урок и продолжили съемки.
Вы помните первый фильм, который Вас сильно напугал?
Да, мне было тогда 13 лет, я оставалась на ночь у подружки, и мы смотрели «Огонь в небе», который вроде как основан на реальных событиях. Он меня просто до смерти испугал, потому что я действительно представила, что все это было на самом деле: будто бы и инопланетяне есть, и этого бедного парня похитили пришельцы; я боялась, что это может произойти и со мной. Если я потом смотрела подолгу на какую-нибудь звезду в небе, я тут же начинала испытывать смертельный страх. Но, знаете, это ведь случается, когда ты ребенок. У детей и так богатое воображение, а подобные фильмы подливают масла в огонь и ты боишься еще больше – я думаю, это часть взросления, поэтому и такие фильмы, как «Дом восковых фигур», я считаю полезными.
Но по рейтингу он идет как R, то есть до 17 лет его следует смотреть с родителями, так ведь?
Да, это категория R.
А Вы не хотели вписаться в категорию PG-13 [дети до 13 лет в сопровождении родителей – прим. ред. ]?
Хотели, конечно. Думаю, это очевидно, ведь каждый хочет, чтобы его картину посмотрело как можно больше людей. Но «Дом восковых фигур» снимался в стилистике хорроров, какими они были много лет назад. Кровь, саспенс, жестокие убийства – мы должны были сделать все как тогда. Возьмите тот же «Звонок» – вы не увидите в нем ни одного умирающего в кадре человека, «Проклятие» – тоже иного рода ужастик. Но «Дом восковых фигур» – это фильм ужасов, какими они были раньше, в 70-е.
Ну, честно говоря, с кровью в фильме вы, по-моему, даже переборщили.
Да, есть немного! Думаю, мы сделали как бы ужастик в классических традициях, но в стиле 2005 года, а затем продвинулись еще на один шаг. Я согласна, такой фильм обязательно должен выходить в прокат с рейтингом R, но, мне кажется, у него найдется немало поклонников.
Иногда актеры жалуются, что им приходится играть рядом с известными людьми, которые не снимались раньше в кино. Что можете сказать про Пэрис Хилтон?
Я актриса и уверена, что, будь это большое коммерческое кино или независимая картина, надо выкладываться по полной. И при этом хочется быть в окружении профессионалов своего дела – людей, которые способствуют повышению твоего мастерства. Поэтому, буду откровенна, когда я услышала о том, что в нашем фильме будет сниматься Пэрис, я подумала: «Боже мой, ты-то что тут забыла?», но потом мы поговорили с Джоэлом и он мне объ-
яснил, что она очень хочет участвовать и готова работать. Мне не оставалось ничего, кроме как согласиться, но за все время съемок у меня не появилось к ней ни одной претензии. Я ожидала обратного и, поверьте, обязательно бы вам пожаловалась на нее и охотно бы рассказала, как она срывала съемки или вела себя как «звезда», но ничего этого не было – Пэрис оказалась просто великолепной!
Вы сказали: «Джоэл мне все объяснил». Как он это сделал?
Ну, ситуация такова, что, поскольку наш фильм – это развлекательный ужастик, требовалась какая-то известная, интересная личность, которая в картине могла бы ярко умереть, и, думаю, Пэрис в этом смысле – лучший кандидат. Примерно как Дрю Бэрримор в «Крике». Джоэл объяснил, что Пэрис Хилтон – своего рода культурная икона, и она хочет стать актрисой. Я знаю, как много она работала над сценой, где ее героиня погибает, – этот эпизод снимали две недели! В темноте, жутко утомительно, но она всегда появлялась на площадке вовремя и прекрасно работала.
Вы уже смотрели фильм в обычном кинотеатре?
Нет, пока только с моим женихом, который дважды подпрыгивал и даже пару раз порывался закончить просмотр – один раз в начале и один раз в конце картины.
Вы упомянули своего жениха, мы его знаем?
Нет, наверное, нет. Он не актер и никакая не знаменитость.
Теперь нас ждет «Тишина»?
«Тишина» – проект, совсем не похожий на «Дом восковых фигур». Если «Дом» – кино в первую очередь коммерческое, то «Тишина» – это мой фильм, я его продюсирую, и это действительно потрясающе, потому что так у меня больше простора для творчества, возможностей контроля, максимум вовлеченности в проект. Это очень драматичная картина. Мою героиню там насилует ее собственный отец, так что драматизма на порядок больше, чем в «Доме восковых фигур». Мне кажется, сейчас нужны хорошие артхаусные ленты, в которых больше творческой свободы, заметен элемент экспериментаторства, хотя они, конечно, более сложны. Но я не боюсь трудностей!
Во всех Ваших ролях есть определенный сексуальный контекст…
Безусловно!
Как Вы проводите эту грань? Как решаете, насколько откровенной будет сцена, потому что нам, например, интересно, почему в «Доме восковых фигур», который позиционируется как фильм ужасов для взрослых, нет сцен с обнажением? Вы сами очерчиваете рамки откровенности сцен?
Да, в отношении своих героинь я принимаю все решения сама. Мне кажется, это именно то, что делает актрису кинозвездой – иметь возможность нести в себе сексуальность, при этом не выставляясь при каждом удобном случае: «привет, вот мои сиськи!», или что-нибудь вроде этого. Быть настоящей героиней, с жестким характером – это значит нести в себе уверенность и одновременно сексуальность. Ведь люди будут сидеть и смотреть на эту девушку два часа! И я хочу, чтобы они действительно втянулись, чтобы им нравилось видеть ее на экране, но не потому, что она через кадр раздевается.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас