Микки Рурк. Ничего, кроме сожалений

Микки Рурк - это настоящая «радость журналиста». Интервью дает охотно и говорит все, что угодно. Сам признается: «Это потому, что много лет прошло с того времени, когда кто-то хотел сидеть со мной в одной комнате и задавать мне вопросы. Так что я благодарен за внимание. Очень благодарен». Одна беда: почти всегда начинает плакать, и тогда журналист не знает, как себя вести - то ли обнять актера и плакать вместе с ним, то ли сделать вид, что ничего не произошло, то ли заканчивать интервью. А чего ж Рурку не плакать, если он говорит: «От моей жизни у меня не осталось ничего, кроме сожалений».

Микки Рурк. Ничего, кроме сожалений


О детстве и родном городе
На первый взгляд, Микки кокетничает. Да, поначалу жизнь не пахла розами. Отец ушел из семьи, когда Микки было пять лет, мать снова вышла замуж, отчим-полицейский постоянно бил мальчика и его младшего брата Джо, а мать ничего не делала, чтобы их защитить. «Я всю жизнь злюсь на нее за это. Она была ответственна за меня и Джо, но она закрывала глаза на происходящее, а эти вещи творились в течение десяти лет. Все же с матерью я периодически общался, но когда пять лет тому назад Джо умер от рака, я вообще перестал с ней разговаривать. Три месяца тому назад я узнал, что у нее болезнь Альцгеймера. Наверное, теперь я могу ее простить, потому что она уже не помнит ничего из того, что было». Тем не менее светлые моменты в жизни были. Микки рос в бедняцком районе Майами, но всегда любил свой город и любит его до сих пор. «Я просто обожаю Майами - это город, в котором можно по-настоящему расслабиться». Здесь он увлекся боксом и тренировался в том самом клубе, из которого вышел Мухаммед Али. И здесь он, на самом деле, стал актером.
Об актерстве и славе
«Приятель из университета Майами пригласил меня принять участие в студенческом спектакле, мне понравилось. Одолжил у старшей сестры 400 долларов и поехал в Нью-Йорк учиться в актерской студии, в которой учились Роберт Де Ниро и Аль Пачино». На учебу и жизнь Микки зарабатывал физическим трудом, и работать пришлось несколько лет, поскольку первую роль в кино он сыграл в 1979 г. в возрасте 23 лет. А потом пришла слава. Сегодня его поклонники говорят: «Микки Рурк был Брэдом Питтом 80-х гг., но с той разницей, что Микки является хорошим актером». Люди, которые видели такие фильмы, как «Девять с половиной недель» и «Сердце ангела», согласятся с этим определением. Фотографии Рурка украшали девичьи комнаты по всей Америке и Европе, а он разъезжал по Голливуду в белом «Роллс-ройсе». Тогда Микки ни о чем не сожалел.
О поражениях
Сожаления пришли, когда критики подвергли осмеянию картины Рурка «Дикая орхидея» и «Харли-Дэвидсон и ковбой Мальборо». Чрезвычайно обидчивый, он принял насмешки близко к сердцу и пожалел, что занялся актерским ремеслом. «Я утратил всякое желание быть актером и уважение к этой профессии. Или правильнее будет сказать, что я утратил уважение к себе за то, что занимаюсь этой профессией». Рурк ни с кем не сдружился (и сейчас не дружит) в Голливуде: «Актеры - это люди не моего круга», а потому без сожаления повернулся спиной к столице кино и решил выйти на профессиональный боксерский ринг.
О боксе и не только
«Бокс был тем, что мне очень нравилось, отчего я получал истинное удовольствие. Бокс - чист, в нем нет «серой зоны». Тогда бокс был для меня терапией, позволявшей отрешиться от всей этой актерской чуши». Бокс был не только терапией, но и серьезным делом. Рурк выиграл восемь боев, заработал неплохие деньги и готовился к матчу на звание чемпиона мира. К сожалению, бокс - это еще и очень травматический вид спорта, и неврологи вынесли Микки приговор: «Мне сказали - не важно, сколько ты заработаешь денег, потому что у тебя не останется мозгов, чтобы их посчитать». Бокс пришлось оставить, а неврология и сегодня дает себя знать - когда Микки устает, у него нарушается координация движений.
О внешности
Предупреждение неврологов все же прозвучало слишком поздно -бокс успел изменить лицо Микки которое он не боялся подставлять под удары. Ему неоднократно проламывали скулы и ломали нос, он нажил хронический конъюнктивит и по сей день вынужден постоянно носить темные очки. Четыре операции привели лицо в относительно божеский вид, но это было уже другое лицо. Микки храбрится и говорит, что оно ему нравится больше прежнего: «Когда я натыкаюсь на снимки из «Девяти с половиной недель», то думаю - что это за придурок?» Однако в приступе откровенности признается: «Смотрю на себя в зеркало и вижу незнакомую физиономию. Бокс стал для меня саморазрушением».
Об отношениях с Голливудом
С таким лицом трудно было рассчитывать на триумфальное возвращение в кино, но внешность оказалась не самой главной проблемой. Голливуд не простил Микки его былых дурацких выходок - например, во время съемок «Девяти с половиной недель» он выкуривал по 80 сигарет в день и днями не мылся, чтобы Ким Бесинджер получала «особое удовольствие - от эротических сцен. Не была забыта и несдержанность Микки - в бытность звездой он постоянно ругался с режиссерами, а однажды обложил матом хозяина студии «МГМ». «Я думал, что мой талант перевесит мой характер, но так не случилось. Есть такая песня - «Я попер на закон, но закон победил-, Я затеял драку с системой, а система надрала мне задницу-Ему давали только жалкие роли в жалких фильмах, а его это еще больше бесило. «Эта дыра под названием Лос- Анджелес построена на зависти, и здесь тебе каждый день будут напоминать, что ты когда-то был кем-то, а потом сам спустил все в унитаз». Микки компенсировал раздражения ресторанными драками по любому поводу. Когда я заходил в ресторан, то люди реагировали так, как будто видели Джека-Потрошителя. Однажды я обнаружил, что не могу заказать столик в ресторане - мне пришлось ходить в заведения для геев, где меня никто не знал».
О любви
В такой ситуации человека может спасти любовь, и любовь у Микки Рурка была, причем такая, какую редко встретишь не то, что в Голливуде. а вообще на Земле Вот только она ему не помогла - наоборот, ускорила падение. С моделью Кэрри Огис Микки познакомился в 1990 г. на съемках эротической драмы « Дикая орхидея », и события сразу приняли бурный оборот - а Голливуде тогда говорили, что финальная сексуальная сцена не была «имитацией». В это можно поверить - отношения Кэрри и Микки всегда были далеки от нормальных. Она была склонна к наркотикам, он - к приступам ярости; огненный секс сменялся драками и даже выстрелами (врачам пришлось извлекать пулю из бедра Кэрри) Микки и Кэрри расстались в 1994 г, но он никак не мог выбросить ее из головы. «Как-то меня спросили, тосковал ли я по Кэрри? «Тоска» - это не то слово, «смерть желаний» подойдет больше. Кэрри была громом и молнией, и если у меня не было грома и молнии, то ничего другого мне не было нужно. Никаких компромиссов! Периодически у меня бывал разовый «пересып» на ночь я никого не оставлял и жить ни с кем не мог. Я ждал возращения Кэрри десять лет, пока не заболел мой брат. Кода брат умер, я перестал ее ждать».
О крахе и пустоте
Любовь Микки стала причиной окончательного краха его карьеры, когда в конце 90-х годов Кэрри Отис чуть было не погибла от передозировки наркотиков. «Я вырос в районе, где не принято было думать о последствиях. Поэтому, когда я узнал, что кое-кто снабжает Кэрри героином, то я пошел на квартиру к этим людям и сделал то, что должен был сделать. История попала в газеты, и я потерял контракт». Наступило безденежье, и в случае Микки Рурка это означало не только прощание с белым «Роллс-ройсом» и коллекцией дорогих мотоциклов* «Люди даже не подозревали, до какого унижения я докатился, до чего я сам себя довел. Я потерял все: жену, дом, друзей, профессиональную репутацию, состояние. Я снимал квартиру за 500 долларов в месяц, но это были все мои деньги. Приятель подбрасывал мне пару сотен долларов в месяц на продукты, И это длилось годами». Именно тогда Микки стал подбирать по Голливуду чихуахуа - декоративных собачек, которых хозяева иногда выбрасывают на улицу, как надоевшие игрушки. «Собаки заполняют пустоту в моей жизни».
О брате
Спасением для Микки Рурка стала трагедия - смертельная болезнь брата. «Я был потрясен. Столько раз я выручал его в драке, но сейчас даже я ничего не мог сделать У нас не было денег - круглосуточную сиделку выделила благотворительная организация. Как-то ночью я пил с ней кофе на кухне, и тут она мне говорит; «Ваш брат уже хочет уйти из этого мира, но его удерживает только беспокойство за вас». Брат был без сознания, но я обнял его и сказал: «Братишка, если тебе нужно идти, иди, потому что я знаю, какую боль ты испытываешь. Со мной все будет в порядке». Он вздохнул и умер у меня на руках А через два дня мне позвонил режиссер Тони Скотт. Мы раньше с ним были знакомы, и он сказал, что тоже потерял брата». Тони Скотт предложил Микки небольшую роль в фильме «Человек в огне», преодолев отчаянное сопротивление продюсеров. Потом Роберто Родригез снял Микки в «Однажды в Мексике» (2004) и в «Городе греха-(2005), а тот же Тони Скот - в «Домино» (2005). Началось медленное возвращение, которое окончательно состоялось в 2008 году фильмом «Рестлер».
О возвращении
«Рестлер» собрал массу престижных наград - Микки Рурка (критики назвали его игру «душераздирающей») тоже не обделили - в том числе наградой Британской киноакадемии «Бафта» и номинацией на -Оскара». У него немало интересных предложений, вроде бы налаживается личная жизнь. Он постоянно повторяет: «Я побывал в аду, знаю, что это такое, и не собираюсь туда возвращаться», И все же состояние головы Микки внушает опасения (видимо, удары соперников по рингу и удары судьбы не проходят бесследно). Он очень странно одевается, постоянно таскает за собой чемодан с тридцати шестью килограммами обуви, на интервью обязательно приходит с любимой старенькой собачкой Локки - песик облачен в кашемировый свитер и ошейник с бриллиантами. И он говорит, что думает над тем, не заняться ли ему профессиональным рестлингом. Как бы опять не появился повод для сожалений.
Олег Чистяков
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас