Игорь Верник. Во все вникаю сам

Актер театра и кино Игорь Верник имеет дело с инструментом и на сцене - в новом спектакле театра современной антрепризы, и в жизни - на ремонте своего дома.

Игорь Верник. Во все вникаю сам


– Расскажите, пожалуйста, про ваше театральное знакомство с электроинструментом.

– Я сейчас как раз играю в спектакле «Женщина над нами», с Сергеем Шакуровым, Игорем Лифановым и Любовью Толкалиной. Это современная пьеса о трех мужчинах, которых за пьянку берут на пятнадцать суток и отправляют к одной женщине на стройку, чтобы они сделали там ремонт. И вот в этом-то спектакле как раз у нас задействована масса настоящего инструмента. Мне на сцене доводится и работать цепной пилой, и строгать доски электрическим рубанком, и дрелью что-то сверлить, потому что мы там реально делаем ремонт, работаем инструментом, и при этом у нас происходят некие сюжетные события – каждый из нас по-своему пытается завоевать эту женщину. Все это на фоне строительной работы, ремонта, поэтому доски рубим, режим, сверлим, все по-настоящему, стружка летит и на тебя, и в зал, весь инструмент настоящий, рабочий.

– Надо думать, кто-то актеров учил обращению с ним?

– Конечно, был человек, консультант, который объяснял, как работает электрическая пила и прочие устройства. Все-таки надо же соблюдать технику безопасности, чтоб ни себя, ни друг друга не порезать. У нас по ходу спектакля возникают бурные споры, которые мы еще пытаемся решить посредством инструмента в руках, но все это строго рамках театрального действия и с соблюдением техники безопасности.

– А не страшно?

– Нет, ну знаете, для этого и существуют репетиции, мизансцены, где все выверяется и проверяется. Там мы договариваемся, что как будет, и только после этого беремся что-то делать. Так что нет, не страшно, конечно.

– А сами вы не очень близки с инструментом?

– Да нет, не совсем так. Просто я считаю, что все в жизни должны делать специально обученные люди, профессионалы в своей области. Скажем, у меня нормально растут руки, и в принципе я всегда в детстве помогал папе, да и потом, когда сам начинал обустраивать свою жизнь, я конечно и обои клеил с родителями, знаете, когда сначала надо стену проклеить старыми газетами, и потом только обои. Было дело, прибивал плинтуса, отверткой и молотком работал. Но это все касается мелких, бытовых вещей, а специальными инструментами, в общем, работать не доводилось – этим, на мой взгляд, должны заниматься специалисты. Это не значит, что у меня нет домашней «аптечки», конечно, глупо звать человека, чтобы ввернуть шуруп, но большая работа вроде стройки или ремонта – дело профессионалов. Хотя в этом есть свое удовольствие, самому что-то сделать, просто не очень хватает на это времени. Вообще, я считаю, что когда мужчина берет в руки топор или какой-то другой инструмент, в нем просыпается древний забытый инстинкт, хищный, немного звериный. При этом это очень мужское занятие – ходить с молотком по дому и вбивать гвозди по самую шляпку в стену или деревянные детали. В этом есть свое удовольствие, свой кайф. Вообще, самому делать что-то – это огромное наслаждение, уж не говоря о том, чтобы самому построить дом, свое жилище. Но, к сожалению, я в силу загруженности лишен такой возможности – просто нет времени, и поэтому стараюсь прибегать к помощи строителей. Но качество для меня важно, кто делает и как.

– Я заметил, что вы довольно активно руководите ремонтом, не пускаете на самотек.

– Вы знаете, я все время питаю иллюзию, что, однажды договорившись, можно сразу проговорить все вопросы и дальше работа пойдет своим путем. Что можно договориться с профессионалами, услышать, что они все понимают, все знают и все умеют, и потом сказать: ну все, по рукам? И через какое-то количество времени войти в это свое свежесделанное пространство счастливым, довольным и благодарным строителям за ту работу, которую они произвели. Но на деле оказывается, что... Я несколько раз менял квартиры и делал ремонт, так что накопил опыта. На деле оказывается, что по пути возникают миллионы маленьких, казалось бы, ничтожных, но почему-то неразрешимых вопросов, которые стопорят все, которые почему-то требуют твоего личного участия. Сначала я думал, что на это можно не обращать внимания, но потом понял, что это мой дом, мое пространство, и я хочу, чтобы здесь все было так, как я задумал. И тогда надо этим заниматься самому.

– У вас работает много разных специалистов?

– Да нет, не то чтобы много. Проект делали одни, дизайн пространства делали другие, строители по чертежам уже делают свою работу. Ну и плюс узкоспециальные вещи, которые приходится приглашать отдельных специалистов – вентиляция, кондиционирование, отопление, звук... И регулировать отношения между ними – это либо нужно нанимать еще одного человека, прораба, который следит за прорабом, который следит еще за прорабом, либо все это делать самому. Я бы с радостью делегировал полномочия кому-то, но все равно все вопросы стекаются ко мне. И мне приходится их решать, у меня взрывается голова, потому что я всех специалистов должен увязать, чтобы работа не стояла, чтобы все делалось качественно и вовремя. В результате становится понятно, что ты все равно во все должен вникнуть сам. И сейчас я уже поймал все углы, собрал все косяки, все ошибки, когда я сам принимал решения, говорил, что как будет, а потом понимал, что был не прав. Это, конечно, было неприятно, но зато теперь я, если буду входить в ремонт, уже знаю, что, где и как. Но для этого нужно было пройти через все ошибки и подводные течения.

– Как вы выбираете профессионалов, которые будут у вас работать?

– Понимаете, это тоже связано с моим характером, я привык все делать сам и отвечать перед собой и близкими за то, что я делаю. Но у меня есть то, что я люблю – это моя профессия, и я весь в ней, а для того, чтобы строить такие вещи нужно тоже очень много внимания, времени и сил. Нужно проводить такой «кастинг», взвешивать, сравнивать...

Я не экономлю на собственном комфорте, но не стремлюсь переплачивать, я естественно стараюсь сравнивать цены и минимизировать расходы. Я всегда стараюсь найти оптимальное решение по каждому вопросу – и на стройке это возможно. Главное – картинка, которую ты видишь, и то качество, которое тебя интересует. Поэтому при выборе профессионалов меня интересуют цены, качество и некий человеческий фактор, чтобы было комфортно с этими людьми. Если все совпадает, я готов сразу войти с ними в работу. Вы знаете, это как влюбленность – сначала влюбляешься и видишь только прекрасное, но с каждым шагом, узнавая друг друга, узнавая человека, вдруг оказывается, что ой! А вот это не совсем так. И ай! А это совсем не так! Ой, кошмар, да вы что, оказывается еще и так?.. Но влюбленность в жизни может перейти в любовь, потому что ты готов на компромиссы, ты готов ради большого чувства чем-то жертвовать сам. А вот если сравнивать строителей с этим высоким чувством, то тут, как правило, проходишь путь от любви к ненависти. Хотя в результате... Как в любых выстраиваемых отношениях, здесь не стоит ожидать вечного штиля, на самом деле все время колбасит, все время буря. Но если уже есть опыт, а у меня он большой, то в итоге все-таки можно получить именно то, о чем мечтал.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас