Леонид Ярмольник. Не настоящий продюсер

Всенародная известность Ярмольника-актера позволяет ему в качестве продюсера привлекать немалые средства. Причем отдачи от этих инвестиций никто не требует. Согласно распространенной точке зрения, творческие люди, особенно если они добились успехов в советское время, в нынешних рыночных условиях не способны зарабатывать деньги. Но среди них есть такие, кто не укладывается в рамки сложившегося стереотипа. Леониду Ярмольнику во всех начинаниях помогает его имя, уже давно ставшее брендом. При этом, надо отдать должное, популярности он достиг, не сыграв ни одной главной роли. А в 1995 году к его послужному списку добавилась скромная должность продюсера. Леонид Ярмольник не считает, что творческие люди не годны на то, чтобы делать деньги. Правда, говоря об удачном превращении актера в продюсера или режиссера, он называет Роберта де Ниро и Квентина Тарантино. Сегодня и ему самому удается успешно привлекать инвестиции под кинопроекты. Далеко ходить не надо: бюджет последней картины, под которую он нашел средства, «Стиляг» Валерия Тодоровского, составил 14 млн долларов. Единственное, что пока не получается у г-на Ярмольника, так это добиться, чтобы его многомиллионные фильмы окупались и приносили прибыль.

Леонид Ярмольник. Не настоящий продюсер


Пробивной юноша

Еще будучи студентом Щукинского училища, Леонид Ярмольник проявил важные для его профессии качества: умение пробиться, получить от жизни максимум, завоевать место под солнцем. И не скрывает этого. В начале карьеры он бросил все силы на то, чтобы войти в круг избранных. «У меня было острое желание работать с людьми, которым я стремился подражать. И когда мне наконец удалось привлечь их внимание, я оказался там, где происходило все самое лучшее», - вспоминает г-н Ярмольник. Порой доходило до смешного. «Например, мы с Сашей Абдуловым, никому не известные студенты театральных вузов, пробирались по вентиляционным трубам па показ фильма «Апокалипсис сегодня» Фрэнсиса Форда Копполы в рамках МКФ, - рассказывает он. - Это было почти 3O лет назад: у нас ни денег, ни билетов - лишь неуемное желание попасть туда, куда хочется».
Именно благодаря упорству и амбициозности актер многого достиг. Но не сразу. Ведь главной роли, яркой и запоминающейся, после которой он проснулся бы знаменитым, у Леонида Ярмольника не было, несмотря па все его пробивные качества. «Всегда считалось, что он не большой талант. Но это потому, что реализовал он себя процентов на 60, не больше. А ведь от него можно добиваться очень высоких амплитуд», - сказал в интервью режиссер Алексей Герман. Но это не значит, что Леонид Ярмольник, как всякий человек его профессии, не мечтал о всенародной любви. «Любой, кто стремится стать артистом, хочет славы, узнавания. Даже тот, кто в этом никогда не признается», - уверяет актер. Его путь к славе оказался длинным. «У меня было более 100 ролей, но все - в эпизодах. Я долго шел к своей цели, - говорит Леонид Ярмольник. - И брался практически за все, что мне предлагали. Наша карьера не может быть спрогнозирована, нужно все время угадывать момент, когда повезет».

Найти финансирование

В 1990-е ситуация изменилась. Весьма деятельный и не избалованный ролями, актер продолжал активно работать: в тот период он засветился везде, где только мог. В том числе в нескольких телепроектах, среди которых популярные некогда шоу «L-клуб» и «Золотая лихорадка». «В итоге постепенно вся страна узнала, кто я. Причем многие не смогут далее вспомнить откуда», - замечает г-н Ярмольник.
Безденежье и засилье фильмов, лаконично названных чернухой, - вот главные причины неожиданного поворота в жизни артиста: к его собственному удивлению, он стал продюсером. В 1995 году режиссер Алла Сурикова пригласила Леонида Ярмольника на первую в его карьере главную роль - в «Московские каникулы». И через неделю съемок вдруг закончились деньги. «Я пришел в бешенство и готов был сделать что угодно, лишь бы работа не встала. Вот так ксе и началось», - объясняет актер.
Умение настоять на своем и всенародная известность помогали ему привлекать средства даже тогда, когда никто на это не надеялся. «Леонид Ярмольник не просто продюсер, а целеустремленный и предприимчивый человек, перед которым открываются любые двери», - утверждает Валерий Тодоровский. Начиная с 2008 года они работают в тандеме, сделав ряд картин, в частности «Мой сводный брат Франкенштейн» и «Стиляги». «Благодаря личным контактам мне всегда удается найти финансирование, - не скрывает продюсер. - В основном от богатых людей, которые с симпатией и уважением относятся ко мне. Я же в первую очередь артист, они выросли на моих фильмах. И верят: то, что нравится мне, примет и зритель». Кстати, на его предложения откликались сливки отечественного бизнеса. «Есть человек, который много лет мне не отказывал, у нас уже сложились дружеские отношения. Это Михаил Прохоров, - уточняет Леонид Ярмольник. - С недавнего времени и Роман Абрамович готов участвовать в наших проектах. И с тем и с другим я познакомился еще 20 лет назад, когда они были просто талантливыми людьми, создающими другую Россию».

Скромно о гонорарах

Популярность обеспечила Леониду Ярмольнику востребованность и доходы на годы вперед. Согласно стандартной схеме вознаграждение продюсера достигает 10-15% от бюджета картины. В 2007 году г-н Ярмольник продюсировал фильм «Тиски» Валерия Тодоровского, на съемки которого ушло примерно 4 млн долларов. А чистый бюджет "Стиляг», снятых в 2008 году, был уже 14 млн. Таким образом, сумма его гонораров за два проекта могла составить 2,7 млн долларов. Тем не менее Леонид Ярмольник убежден, что миллионером ему никогда не стать. Все, что удалось заработать, он вложил в движимое и недвижимое имущество: квартиру в Москве, загородный дом, небольшую коллекцию раритетных автомобилей, среди которых, к слову, «Победа». Однако постоянного источника доходов у актера и продюсера нет: он не состоит в штате какого-либо театра, не имеет собственного бизнеса. «Не хочу вводить вас в заблуждение: у меня есть все. что в этой стране считается признаком обеспеченности, - говорит г-н Ярмольник. - Но приличной суммы на счете в банке у меня нет. За последние полгода я не заработал ни цента. И если завтра у меня, к примеру, что-то случится и я останусь без дела, то денег, которые имеются, хватит где-то месяцев на шесть. А потом я окажусь нищим».
От актерских работ серьезных доходов ждать не приходится, подчеркивает Леонид Ярмолышк. И все с той же завистью, что и 20 лет назад, рассуждает о ставках в Голливуде и неохотно сопоставляет их с гонорарами российских артистов. «На сегодня по сравнению с СССР ситуация не слишком изменилась, - утверждает он. - Мне не хочется произносить эти цифры вслух, поскольку они довольно жалкие. Известный актер в лучшем случае может рассчитывать на 5-10 тыс. долларов за съемочный день. Редко, когда от его участия в фильме зависят кассовые сборы, бывает 15 тыс.». (Оговоримся, нам озвученные цифры не кажутся такими уж ничтожными.)

Ушел в минус

Что же касается продюсирования, то это занятие предполагает не только поиск средств, но и их возврат, причем желательно с процентами. Как раз последнего Леониду Ярмольнику добиться пока и не удается, о чем он, впрочем, не стесняется говорить. «Всего с 1990-х годов у меня вышло около 10 картин. Ни за одну из них долги я так и не раздал, - признается продюсер. - Яркий тому пример - «Стиляги», где я выступил генеральным продюсером. Успех был невероятный, вся страна приняла работу на ура - от президента до Михалкова. Но, несмотря на это, фильм не окупился и наполовину [общий бюджет, включая затраты на рекламу, - 19 млн долларов]». Причины г-н Ярмольник видит в несовершенстве отечественной системы кинопроката: кинотеатру приходится отдавать 50% стоимости каждого билета, «чего нет больше нигде в мире». А в регионах, по его словам, процветает банальное воровство. "Не существует единой системы продаж, поэтому оценить убытки просто нереально», -жалуется он.
По мнению же генерального директора сети «Синема Парк» Сергея Китипа, прибыльное кино снимать можно - надо только правильно все просчитать. При прокате «Стиляг», полагает он, был допущен ряд серьезных ошибок. Фильм вышел в период предновогоднего ажиотажа, параллельно с «Обитаемым островом» и мелодрамой «Любовь-Морковь - 2». Из-за высокой конкуренции на раскрутку картины пришлось потратить большие деньги. Однако рекламные материалы поступили в кинотеатры с опозданием, когда до показа фильма оставалась всего-то пара педель. А региональное воровство, продолжает Сергей Китин, объясняется очень просто: копии, предназначенные для демонстрации, предоставлялись всем подряд, в том числе и площадкам с сомнительной репутацией. «Я очень уважаю г-на Ярмольника как актера, но экономику бизнес-процесса это не меняет», - с иронией подытожил эксперт.
Один из мэтров российского кинопроизводства - продюсер Александр Роднянский - считает, что «Стиляги» - весьма талантливый фильм, который будет жить долго, и не исключает, что в перспективе он не только окупится, но и принесет прибыль. Ведь продавать права на демонстрацию картин можно, например, авиакомпаниям - показом на экранах кинотеатров и по кабельным телеканалам возможности не исчерпываются. Г-н Роднянский убежден, что фильмы любого формата способны обеспечивать прибыль. «На Западе вообще не понимают, что такое некоммерческое кино, - замечает он. - Там все проекты ориентированы на аудиторию. С учетом того, насколько зрители разнятся во вкусах и предпочтениях».

Миллионер по-советски

Во времена СССР актерские гонорары были весьма скромны. За исполнение знаковой для Ярмольника роли бандита Гнуса в фильме Валерия Фокина «Сыщик» ему заплатили 280 рублей. А за съемки в картине «Тот самый Мюнхгаузен» он получил 380 рублей. С гонорарами советских актеров связана одна комичная история, рассказал Леонид Ярмольник. 25 лет назад жюри Московского кинофестиваля возглавлял Роберт де Ниро. «Я, Саша Абдулов и Олег Янковский пригласили его поужинать га мне домой. Разговор, как водится, зашел о том, кто сколько получает. И де Ниро сказал, что его очередной гонорар составил 2 млн долларов», - вспоминает актер. Крыть, понятно, было нечем. И чтобы выкрутиться, будущий-продюсер ответил, что на свою зарплату приобрел квартиру, в которой они в тот момент находились, в доме на Трубной улице, в 15 минутах от Кремля. «На самом деле мы с женой обменяли на нее две комнаты в коммуналке, - смеется он. - Но де Ниро проникся ко мне уважением, ведь апартаменты в центре Нью-Йорка тогда стоили пару миллионов долларов. Получилось, что я высокооплачиваемый артист».
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас