Римма Зюбина. Прима мужа и главрежа

Счастье как слон из облака: чем дольше всматриваешься -тем больше деталей видишь. Умение видеть в облаке и слона, и несущуюся тройку, и воздушного змея рождается в детстве. Мы выносим из тумана детских воспоминаний нашу способность радоваться каждому прожитому мгновению. Похоже, что актриса Римма Зюбина во взрослую жизнь захватила с собой охапку восторга и ликования. Когда счастья что-то долго нет, она отправляется за ним, к примеру, в больницу, чтобы почитать онкобольным детям сказки, когда ее обычный голос ломается и переходит на интонации Лягушки из "Рукавички", счастье вдруг взрывается детским смехом и заполняет пространство вокруг Риммы Зюбиной. И тогда количество счастливых дней возрастает в геометрической прогрессии к количеству счастливых лиц. Ее собственные деньки — это тоже сочетание радости и затаившейся грусти. Но она больше помнит о восторгах, а грусть держит в темном чулане.

Римма Зюбина. Прима мужа и главрежа


День главной встречи

Восхищение и ликование родилось в Ужгороде, где Римма Зюбина появилась на свет и где нашла свою любовь. "Это длинная история. Представьте ситуацию. Мне 17 лет, я студентка Ужгородского училища культуры, учусь на режиссерском отделении. Фанатично предана, влюблена в театр. Едва ли не ежедневно объявляю маме о том, что ради высокого искусства и замуж никогда не выйду, и детей рожать не собираюсь. Вдруг по Ужгороду поползли слухи о том, что главным режиссером в наш местный театр приглашен режиссер из Сумского областного музыкально-драматического театра Станислав Моисеев, 28 лет от роду, самый молодой главный режиссер СССР. О таком историческом факте даже в программе "Время" сообщали. Все девчонки начали прихорашиваться, шушукаться: "Ты видела, какой он красивый?" А у меня на то время была личная жизнь, выливающаяся в безответную любовь к ровеснику. Так что "на смотринах" в театре, кроме уходящей вдаль спины Моисеева, я ничего не разглядела. Он, человек известный, талантливый, востребованный, рискнул приехать в провинцию, где театр находился даже не в застойном — в неандертальском состоянии. (Господи, на каком же придыхании, пафосе там душили бедную Дездемону!) Моисеев привез свою крепкую, талантливую команду. Быстро поставил совершенно неожиданные, прогрессивные спектакли. Словом, у нас, студентов, образовалась фан-группа обновленного театра. Все было распределено четко: одни любят одного артиста, вторые — другого. При этом все вместе мы боготворили Моисеева. Однако я по-прежнему наслаждалась своей бурной жизнью. В его семье подрастал ребенок. Так что на любые отношения с этим человеком были наложены жесточайшие табу. Да и старый он для меня был, этот 30-летний дядька. Вскоре отправилась в Киев, поступать в театральный институт, куда была не принята с позорной формулировкой: "полное отсутствие темперамента". Чтобы не тратить год попусту, подала документы в Киевский институт культуры. Но, приступив к занятиям, быстро поняла, что это не совсем то, чему бы мне хотелось научиться. На майские каникулы отправилась домой. И тут мама огорошила новостью: "Тебе звонили из театра. Тебя ищет Моисеев". Встретились. "Риммочка, как учеба?" — "Мне не нравится". — "И я этому несказанно рад, — с улыбкой парировал Станислав Анатольевич. — Дело в том, что наш театр нуждается в молодой актрисе вашего плана. Так что хватит в Киеве дурака валять. Вот вам пьеса". Это оказалось замечательное произведение Нила Саймона "Хочу сниматься в кино", рассчитанное на троих исполнителей. Роль как для меня выписана. Я решила все обдумать. На раздумия мне дали сутки. Взяла листочек и разделила его на две части. С одной стороны написала все "за" и "против" в пользу Киева, с другой — то же самое, только в пользу Ужгорода. Оказалось, что в Киеве я оставляю очень многое: друзей, интересную, насыщенную жизнь, море новых впечатлений... Напротив Ужгорода значилось ровно одно слово — "работа". И я выбрала ее. Сыграла у Моисеева в двух пьесах. Но вскоре его, мягко говоря, "съели". За авангард и новаторство. Театр вернулся в свой первобытный "застой". Я уехала в Киев. Но однажды Моисеев неожиданно позвонил и предложил выпить чаю. С тех пор мы с ним 15 лет этот чай и пьем".

Медовые дни

"Мы до сих пор называем первые годы нашей совместной жизни медовыми. Некие незначительные притирки начались лишь после пополнения в семье. Возможно, накопилась усталость. А раньше я даже не понимала, из-за чего можно поссориться. Во-первых, муж прекрасно готовит. Он мне всегда по хозяйству помогал, даже мясо научил жарить. Когда мы познакомились, я мясо вообще не ела. И не по причине оздоровления организма или вегетарианства, а потому, что элементарно не умела его выбирать и не знала, что с ним дальше делать. Девушка я была одинокая, сама себе на жизнь зарабатывала, на шее ни у кого не сидела. Поэтому кусочек сыра и чашечка кофе меня вполне устраивали. Зато сейчас мясом угощаюсь с превеликим удовольствием". Семейные рифы, скорее всего, она воспринимает как повод для того, чтобы задуматься о себе. Судите сами: к свадьбе не стремилась, денег не просит, в делах актерских не упорствует. Услышав вопрос о том, слушается ли ее муж, удивленно вскидывает брови: "Моисеев — меня? Да что вы! Иногда может задать вопрос, но окончательные решения принимает только сам. За стенами театра мы с ним много лет пытались о работе вообще не говорить. Так ведь не получается — оба в одном соку варимся, общее дело круглосуточно не дает покоя, с головой поглощает. Но Моисеев умный, самодостаточный человек, так что все мои советы ему "до лампочки". Такое "лампочное" отношение у Риммы Зюбиной к их свадьбе: "Ее вовсе и не было. Четыре года мы прожили в гражданском браке, хотя все нас считали мужем и женой. Так что, ни с того ни с сего вдруг взять и объявить: "Приходите завтра к нам на свадьбу"? Поэтому расписались мы скромненько, без свидетелей. Одеты были в джинсы и свитера, утром в загс чуть не опоздали. Все девочки красивые, в белых платьях... И тут мы на их фоне... Красавцы! Начали заполнять документы, я спросила: "Моисеев, какую мне фамилию брать?" Раньше мы с ним этот момент даже не обсуждали. — "А ты хочешь на мою перейти?" Я поразмышляла-поразмышляла и решила: "Знаешь, мужей может быть много. А я одна". В тот же день у нас был спектакль. Параллельно звонили обеспокоенные соседи, кричали, что из нашей квартиры доносится запах газа. Мы помчались домой. Оказалось, что конфорка на плите действительно испорчена, просачивается удушливый газ. Стали проветривать, вызвали мастера. Словом, вместо того чтобы вечером как нормальные молодожены выпить шампанского и расслабиться, наглотались успокоительного и спать повалились. Вот такая веселая получилась свадебка. В принципе, я ярая противница всех этих веночков на голове, кринолинов. Особенно не люблю свадебные фотографии — ужас какой-то. Ножку сюда, плечико туда. Хотя понимаю, что любой девушке хочется хоть раз в жизни надеть платье невесты. Ну, я-то — актриса: в любой момент могу в костюмерном цеху попросить не только свадебный наряд — платье королевы. У Стаса, кстати, такое же отношение к любым церемониям. По иронии судьбы, сын родился ровно через 9 месяцев после официальных штампов в паспортах. Несмотря на беспутную жизнь своих родителей, Даня был зачат и рожден в законном браке. Я всегда слыла девушкой, цивилизованно относящейся к любым отношениям. Единственным неприемлемым для меня моментом было бы осознание того, что я беременна, и поэтому необходимо срочно доложить о свершившемся гражданскому супругу и тут же потащить его в загс". Над всеми другими неприятностями она взлетает — чтобы очутиться по одну сторону с радостью, а не завязнуть в проблемах; "Когда мы жили в гражданском браке, я ни единого раза не попросила у Стаса деньги. На тот период я неплохо зарабатывала на телевидении, была ведущей популярного шоу, имела стабильную зарплату в театре "Браво", занималась озвучиванием на канале ICTV. Когда же на свет появился Даня, пребывала в состоянии полного шока. Оказалось, что государство оценило труд мамы по рождению нового гражданина Украины в 16 гривен. При этом пачка памперсов стоила... 18, У меня до сих пор имеется "бзик" — ну не могу я просить денег! Не могу — и все! Казалось бы, смешно — мы одна семья, родные люди. Ан нет! У нас это не заведено. Поэтому, если задается определенный вопрос, а я в ответ смеюсь: "Нет денег", — Моисеев искренне удивляется: "Почему ты ничего не сказала?" Но я всегда негативно относилась к тем парам, в которых женщина живет за счет мужа. Раньше думала, что подобные вопросы возникнут лишь тогда, когда у нас с Моисеевым будет семья. Но мы ведь больше четырех лет прожили в романтических отношениях. И было непонятно — семья мы, не семья... А вот что я по-настоящему люблю делать, так это подарки. Если вижу, что у человека нет денег, могу вручить их, но в очень мягкой форме. Причем в такой, что он даже не гадается о моих намерениях".

Дни окаянные

Однажды судьба забросила Римму Зюбину в трясину людской ненависти: несколько лет назад в Молодежном театре разразился грандиозный cкандал — ее супруг, Станислав Моисеев раскрыл махинации замдиректора с билетами. Тот в ответ начал вести прямом смысле "подрывную войну”. На Станислава посыпались кляузы и доносы в высшие инстанции, собрались увольнять... В коллективе Станислава Анатольевича поддержали многие, но давление было очень сильным, в том числе из вышестоящих инстанций. На нервной почве он серьезно заболел."Да, началось жесточайшее воспаление легких. Несмотря на то, традиционная медицина не верит в сглаз, ни в мистику, наша умница терапевт, посмотрев рентгеновские снимки мужа, ахнула: "Боже, да же вам такого "пожелал"?" Дальше было хуже: мне даже пришлось менять адрес электронной почты, поскольку на нее начали приходить сквернейшие, гадкие снимки. Там и про моисеевскую путную жизнь докладывалось, и мои микроскопические умственные данные... И так далее. Как только просматривала электронную почту меня сразу начинала бить мелкая дрожь. А ведь мне, наивной, в думалось, что окружена людьми, искренне меня любящими, и которых же открыто люблю я. Самое страшное, что всю эту мерзость совершили люди из близкого окружения в анонимках были написаны вещи о которых знали только театральные работники. В таких случаях необходимо руководствоваться исключительно разумом, а не эмоциями. И если ум присутствует у обоих, с ситуацией справиться можно. Но если в себе кто-то один хоть на минуту усомнится в честности и преданности с второй половины, — это будет настоящая катастрофа. Для нас с Моисеевым самое странное заключалось в том, что все делалось исподтишка. Я очень люблю слова из чеховского Дяди Вани - "Человечество гибнет не от пожаров и не от разбойников. Человечество гибнет от ненависти". Вначале люди попытались "пробить" Моисеева. Не вышло — это бесполезно. Тогда принялись за меня — человека эмоционального, открытого, наивного. Надеюсь, те люди, с которыми я общалась и продолжаю общаться, никогда бы не сделали подобного. С ними и сегодня продолжаю дружить, я в них уверена. Это касается и театра, и кино".

Съемочный день

Театральные подмостки и съемочная площадки — еще один источник, из которого Римма черпает радость и счастье. Даже несмотря на интриги, ведь право быть характерной актрисой она отстояла умением играть исключительно "свои" роли. "Безусловно, в театре всегда были, есть и будут интриги. Априори считается, что жена главрежа просто не может быть способной артисткой. Поэтому мне постоянно, в каждой своей работе нужно что-то доказывать. Другие могут позволить себе схалтурить, я — нет. Поверьте: моя совесть в Молодом театре чиста, я никому дорогу не переходила, ни у кого роли не отбирала. И за 12 лет работы, кажется, всем это доказала. Прекрасно знаю свое место и занимаю свою нишу. За свои спектакли мне не просто не стыдно — я ими горжусь. И это не зависит от того, какую должность занимает муж. К тому же Моисеев — человек интеллигентный и деликатный. Он в жизни не позволит себе унизить чье-либо достоинство в угоду своему или моему самолюбию. Возможно, с другой женой подобное и прошло бы. Но не со мной. Если я вижу, что кто-то очень хочет сыграть ту или иную роль, что человек старается, обязательно попытаюсь помочь. Ведь в Молодой театр я пришла только через сезон. Причем отнюдь не в его постановки, поскольку подобный вариант считала для себя неприемлемым. Не знала, надолго ли Стае задержится в театре, как его там примут. На своем веку я сполна насмотрелась на отношения, подобные нашим: муж — главный режиссер, жена — актриса этой же труппы. Тогда многие откровенно недоумевали, почему я не иду в труппу Молодого театра. Поползли слухи, дескать, Зюбина в декрете... При этом никого не волновал тот факт, что актриса элементарно раздумывает. Со своей стороны, Моисеев хотел с максимальной деликатностью обставить мой приход в труппу, чтобы ни у кого даже мысли не возникло, мол, стерва явилась. Мы еще по этому поводу шутили, дескать, свою первую главную роль я получила аж через 8 лет работы у супруга. А играю я исключительно свои роли. Это всего шесть спектаклей: "Дядя Ваня", "Мария Стюарт", "Четвертая сестра", "Русалочка", "Теда Габлер", "Дон Жуан". В кино тоже ищу характеры, а не глянцевые образы красоток. Хотя в фильме Оксаны Байрак "Хочу ребенка" меня сделали очень красивой: разодели в дорогущие дизарнейские платья от Аядре Тана, каждое стоимостью в 5-10 тысяч долларов. Так я любого, кто пытался ко мне приблизиться, издалека предупреждала: "Возле меня не стоять, не дышать, не дай бог закурить. Иначе я за такие наряды в жизни не рассчитаюсь". У меня 50 работ в кино, а вот характерные роли больше других люблю. Играть просто красавиц — нудно и неинтересно".

Улетные дни

В ее сердце веселье и желание помочь другому не прячется по закоулкам, наоборот — сразу выплескивается и накрывает волной других. Потому что свое умение быть счастливой она всегда делит поровну между миром и собой. Делимое, кстати, отнюдь не материально. Материальное она слегка презирает: "Нет-нет, не люблю дорогущие вещи. У меня есть несколько дизайнерских вещей, но им много лет. Сейчас тратить большущие деньги на одежду не считаю правильным. У меня иные радости. Если есть деньги, с удовольствием помогаю одной малообеспеченной, но дорогой нам семье. Обязательно помогаю онкобольным деткам, это святое. И когда вижу, с какой легкостью люди выбрасывают огромные средства на сиюминутные радости, прихожу чуть ли не в ярость. Хотя, если возникает необходимость, могу проявить фантазию и на любой вечеринке появиться нарядной. Одеться красиво за большие деньги несложно. А вот попробуйте за умеренные стать неотразимой! Все делаю сама. И хотя квартира у нас большая, 100 квадратных метров, уборка для меня — прекрасная зарядка. Подобную рекомендую всем женщинам без исключения, особенно тем, кто днями лежит на диване и думает, как похудеть. Кстати! Недавно пришлось сесть на любимую сельдереевую диету. Параллельно можно употреблять овощи и фрукты. И так десять дней. Диета переносится легко, результат отличный. Казалось бы, два моих лишних килограмма — это некое лицемерие, но, во-первых, они ушли в определенные, весьма заметные части тела, во-вторых, создали проблемы с одеждой. Зато теперь, играя Русалочку, я уже не плаваю — порхаю"
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас