Ольга Остроумова. Василий и Василиса

Чужую жизнь, целую жизнь от юности до заката, довелось прожить молодой актрисе Ольге Остроумовой в новом фильме «Василий и Василиса», снятом режиссером Ириной Полтавской по рассказу Валентина Распутина. Зрители хорошо запомнившие ярких, сверкающих героинь Остроумовой в картинах «А зори здесь тихие...». «Любовь земная», «Гараж» и других, пожалуй, и не узнали бы ее (когда бы не фамилия в титрах) в старой крестьянке, суровой, прямой, с каким-то затаенным горем во всем облике, со скорбно сжатыми губами, старухе, уставшей от бремени лет и ударов судьбы.

Ольга Остроумова. Василий и Василиса


Не узнали бы, пока из звуков песни, которой тихо подпевает Василиса, не возникла пронизанная солнцем картина, видение далеких лет: синяя река, зеленый берег и—с полными ведрами воды в руках—синеглазая, статная красавица, похожая на тех русских крестьянок, которых любил писать в своих «Жатвах» и «Пашнях» великий Венецианов. Румянец во всю щеку, легкие руки. Василиса—хохотунья, насмешница, первая жнея на селе... Ту, далекую, от этой — молчаливой, медлительной, замкнутой — отделили десятилетия. Писатель провел свою героиню по вехам, отмечающим едва ли не каждую женскую жизнь: любовь, замужество, рождение первенца...

Но здесь за этим еще и биография целого поколения. Василисе, которая, светясь застенчивой гордостью, жала первый колхозный сноп и входила, счастливая, в избу, построенную молодоженам всей артелью, выпала на долю волнующая радость советской деревенской нови. Трагической чертой 41-го года пересечена Василисина биография, как и у миллионов ее сверстниц. Проводы на войну, героическое напряжение сил, утраты, тяжелей каких нету в мире — гибель сыновей. Судьба Василисы Вологжиной типична для эпохи, и эту типичность Ольга Остроумова, родившаяся в послевоенное время, передает строго, сдержанно и если так можно выразиться по отношению к искусству, правильно. Однако судьба Василисы еще и индивидуальна, с типом слит характер — непростой, особенный, вылепленный жизнью именно таким, а не иным. У веселой, смешливой, быстроногой девушки оказалась душа гордая, бескомпромиссная, непокорная. Раны заживают трудно, обиды не забываются. Такую-то жену взял себе Василии (М. Кононов) — парень лихой, шагающий по жизни без особых забот.

Перед нами история одной горькой любви, столь же сильной, сколь и несчастливой. Внешне, кажется, все достаточно обычаи сначала был мужик как мужик, потом вдруг задурил, стал попивать, однажды бросился на жену с топором... А она не стерпела, и ушла любовь, осталось мучительное совместное существование. Но под этим и у В. Распутина и в актерской игре открываются психологические пласты, давшие и столкновение противоположностей, и подспудную борьбу за первенство, и разное понимание ответственности, долга, и многое другое. «Василий и Василиса» — назван фильм. Но есть в нем и еще один персонаж, чрезвычайно важный для понимания образа главной героини, есть сцены, в которых предстают воочию два контрастных женских характера. Это Александра, небольшую роль которой Наталья Бондарчук сумела сделать необычайно живой и обаятельной.

Александра появляется в жизни Василия, а значит, и Василисы, когда, кажется, уже все ясно, все устоялось: давно выставлен из избы в сарай обидчик-муж, в избе шумит новая жизнь молодежи. Но вот здесь-то, когда сумрачная суровая хозяйка увидела, как к хромоножке, «залетке», поселившейся у Василия в сарае, тянутся все и. главное, ее же, Василисины. дети, в ней просыпается ревность, вырывается наружу глубоко спрятанная, всегда горевшая тайным огнем в душе любовь—так играет сцену Василисиного взрыва Ольга Остроумова. А затем прощание с Александрой, которая уходит навсегда—искать своего без вести пропавшего на войне сына. Перед нами две женские души: одна—ожесточившаяся и скрытная, другая—распахнутая, не утратившая в тяжелых испытаниях ни доверчивости, ни мягкости, ни благожелательности. И Василиса прощает Александре старую обиду. О. Остроумова в этой сцене приоткрывает тот заповедный уголок сердца своей героини, где есть и жалость, и способность смирить гордыню, и женственная, материнская нежность.

Та нежность, которая проявилась у героини Остроумовой, может быть, сильнее и ярче всего «косвенным образом» — в трогательном, замечательно сыгранном эпизоде, когда однажды в голодное военное время у Василисы на поле упал обессилевший, изнемогающий от голода и смертельной усталости конь. Она пытается поднять его и так уговаривает своего Пореню, так оглаживает его, словно заболевшего ребенка, что конь встает и кажется, не может не встать... Наполнить эпизод будто бы бытовой, проходной большим и емким содержанием, задушевностью, да еще без всякой сентиментальности, с той же сдержанностью, какая свойственна исполнению роли в целом, под силу актрисе, уже обладающей и зрелостью и мастерством.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас