Борис Рычков. Сотворение образа

Телеграмма: «Москва. Я Федор Александрович Арманд, от себя и от всего командного состава 38 авиационного отряда обращаюсь к Вам с просьбой...» Да, автор этой телеграммы—сын Инессы Арманд. Дочь французских актеров, жена московского фабриканта, она стала бойцом ленинской партии, познала тюрьмы, ссылки, эмиграцию. А сын ее. Федор, с декабря 1918 года летчик-наблюдатель (по-нынешнему штурман), служил под Минском. Назначенный сюда новый комиссар авиаотряда оказался строг и суров.

Борис Рычков. Сотворение образа


Приказы его сегодня могут вызвать улыбку. «Шоферы при езде по городу развивают непомерную скорость хода. Предписываю при езде по городу развивать скорость не более 8 верст в час!» Один из бывших царских офицеров-летчиков переметнулся к белым. Комиссар принимает решение: коли так, то всех бывших офицеров как потерявших доверие от полетов отстранить. В том числе поручика-француза, беспартийного Арманда Федора Александровича. Как ясно встает за этими строчками из белорусского фильма «История одной телеграммы» (режиссер Ю. Цветков) суровое и ясное время! А у документалистов, «летописцев эпохи», как нас часто называют, с временем, кроме личного, еще и чисто профессиональный счет. Мы прессуем его в ролики пленки, чтобы наши дети и внуки ощутили правду и аромат прошедшего.

И потому на каждом из нас особая ответственность. Я люблю Белоруссию. И неумолчный шум ее знаменитых лесов и неяркие небеса над полями и лугами. Суровые ветры истории не раз проносились над ее просторами, но никогда не склонял головы народ Белоруссии. И кажется, из-за неисчислимых страданий должны были бы очерстветь его сердце и душа. Но нет! Говорят, художник растет пропорционально тем задачам, которые ставит перед ним общество. В этом смысле мне интересно было посмотреть на творчество минских коллег, перед которыми и история родной республики, и сегодняшние дела ставят задачи и серьезные, и ответственные. Несколько дней в небольшом кинозале студии «Беларусьфильм» я смотрел ленты последних лет. Признаюсь сразу: меня обрадовал высокий уровень режиссерской и особенно операторской работы. Позволю себе небольшое отступление. Есть в документальном кино неизменная триада: сценарист—режиссер—оператор.

Режиссер, безусловно, центр триады. Но для одних режиссеров главное—замыслить и смонтировать фильм. А операторская работа представляется второстепенной. Их лозунг: «Неважно, как важно, что». Для других же главное слагаемое успеха фильма—изображение. В последние годы как бы возобладала первая точка зрения. Может быть, именно поэтому, мне кажется, резко снизился уровень операторской работы. Лучшие из операторов, как правило, уходят в режиссуру. Усилился поток так называемых монтажных картин, где используется ранее снятый материал. Все чаще и чаще в нашей практике появляются фильмы (особенно на международные темы), почти целиком снятые с экранов видеомагнитофона. Конечно, ни о каком качестве изображения в этом случае говорить нельзя. Далее. Незаметно нивелируется основная жизненно важная функция документалиста—творить зримый образ нашей эпохи, создавать портрет своего народа, страны.

Вот что по-настоящему тревожит. Поэтому особенно приятно было отметить, что большинство увиденных фильмов белорусских документалистов снято интересно, на хорошем профессиональном уровне. Хотелось бы отметить еще одну важную черту их творчества. Они добиваются достоверности, правды характеров на экране. Когда видишь, как герои фильмов живут близкими тебе заботами, радуются и печалятся общими радостями и печалями, когда всей своей жизнью являют пример мужества и самоотверженности, доброты и оптимизма, твоя зрительская душа невольно раскрывается навстречу экранным героям. Таковы картины «Девяносто шестая осень». «У войны не женское лицо» (режиссер В.Дашук). «Красная тетрадь» (режиссер И. Пикман) и «...От слова жить» (режиссер А. Карпов). Есть в этих лентах одно очень важное качество, которое представляется чрезвычайно важным в работе документалиста. Максимальное приближение к человеку. Достигается это не так просто, как может показаться на первый взгляд. Герои наших фильмов—люди очень разные. Они могут раскрыться в непривычных условиях (свет, камера, микрофон), если кинематографисты наделены даром сопереживания. При этом важно постоянно быть «в тени» собеседника, уметь каждую минуту, помня основную идею фильма, не себя выпячивать, а героя воплощать. В белорусских фильмах нередки эпизоды, которые невозможно придумать, срежиссировать. Как, например, неповторимый, исполненный индивидуальности рассказ Александра Андреевича Житкова («...От слова жить»), который в девятнадцать лет штурмовал Берлин, был тяжело ранен, лишился ног, а ныне работает в городе Гродно мастером-сапожником... Трудно забыть Панфила Тимофеевича Горшантова—героя фильма «Девяносто шестая осень». Почти целый век прожил старый русский солдат. В Великую Отечественную прятал бежавших из плена бойцов, помогал партизанам. Но в самые суровые годы испытаний не терял Панфил Тимофеевич бодрости и оптимизма, так же, как старший брат его Сысой, которому вот-вот исполнится сто лет. Речь героев, их поведение в кадре обретают подробности, детали, которые и делают фильмы произведениями искусства.

И важно отметить дар белорусских документалистов в разработке темы минувшей войны. До сих пор в памяти эпизод массового побега военнопленных из фашистского концлагеря, рассказанный героем фильма «Красная тетрадь» Алексеем Даниловичем Романовым, защитником Брестской крепости. Люди с голыми руками шли на колючую проволоку и на пулеметы и потом дальше, на свободу. Фашисты подняли по тревоге крупную танковую часть. Спаслись единицы, в том числе и Алексей Данилович. Чудом удалось ему бежать в Стокгольм. Послом в Швеции была в то время Александра Михайловна Коллонтай. Узнав, что советский человек бежал из Германии, она захотела встретиться с ним Коллонтай в то время уже не вставала с кресла, болела. Когда Алексей Романов вошел в кабинет. Александра Михайловна встретила его словами: «Извините, что не могу приветствовать вас стоя. Ноги...» «Ну, не такая уж я величина—ответил Романов—чтобы меня советский посол приветствовал стоя»... «Нет—сказала Коллонтай— вы мне представляетесь как раз таким человеком, перед которым послу не стыдно встать». Упомянул эти небольшие эпизоды, ибо чрезвычайно важен в нашей работе постоянный поиск. Сама жизнь сталкивает с такими судьбами.

Поинтересовался я и его мнением о белорусском документальном кинематографе, о тех задачах, которые сейчас стоят перед ним Николай Никитович хорошо оценил работы кинопублицистов, которые он видел но подчеркнул: — Прежде всего мы ждем, чтобы документальное кино помогало нам в партийной работе. Ведь не зря же киножурналистов называют помощниками партии. Хотелось чтобы в своих фильмах они помогали в постановке новых проблем, создавали общественное мнение. Необходимо, чтобы все добрые дела, хорошие начинания были в поле внимания их камеры. Однако нельзя проходить и мимо тех явлений, которые мешают нам сегодня жить и работать. С этой точки зрения работам моих минских коллег порой не хватает заостренности, яркой публицистичности. Это хорошо понимают и директор объединения «Летопись» Алина Николаевна Банад, режиссеры и операторы, с которыми мне довелось беседовать. И белорусские кинопублицисты полны стремления работать по-боевому, оперативно отражать социальные процессы, происходящие в обществе, создавать фильмы, которые бы доходили до души и сердца зрителя, вызывали его сопереживание, были бы на высоте задач. Время предъявляет кинематографистам повышенный счет, и оплатить его можно только неустанным творческим трудом.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас