Федор Никитин. Надо было-и пел и плясал

Народный артист РСФСР Федор Михайлович Никитин родился в 1900 году, а творческую деятельность начал в 1917-м. Уже сами эти даты говорят о многом: ровесник века, которому путь в искусство открыла революция. Счастливая судьба! За плечами Ф. Никитина 60 лет работы в кино, участие более чем в ста фильмах. Стремительное время—середина 20-х годов—сказалось и на стремительности взлета кинобиографии молодого актера. В 1926 году он снялся в фильме замечательного режиссера Ф. Эрмлера «Катька Бумажный ранет». Эта работа стала началом плодотворного творческого содружества. Одна за другой последовали эрмлеровские картины «Дом в сугробах».

Федор Никитин. Надо было-и пел и плясал



«Парижский сапожник». «Обломок империи», выдвинувшие Никитина в число самых знаменитых звезд немого кино, принесшие ему известность на мировом экране. Популярность его у зрителей была огромна, критика писала о яркой самобытности его дарования, в зарубежной прессе его называли «Чаплином русских полей». Достоверно, в реалистическом ключе был сыгран босяк Вадька-интеллигент («Катька Бумажный ранет») с его беспомощной наивностью, доверчивой добротой. Здесь прозвучала тема возрожденного человеческого достоинства в личности опустившейся, скатившейся на дно. Герои следующих фильмов Никитина очень различны, но убедительно, всепобеждающе звучит в их трактовке главный мотив: человек осознает свое место в жизни молодой страны, ищет применение своим силам. Так было с Музыкантом из «Дома в сугробах», глухонемым Кириком («Парижский сапожник»), солдатом Филимоновым («Обломок империи»), который после контузии потерял память и лишь через десятилетие вернулся к сознательной жизни, не переставая удивляться переменам в Стране Советов. В этих ролях актер обнаружил способность к глубокому психологическому перевоплощению, доказал, что ему подвластны и лирические, и комедийные краски, и напряженный драматизм. Уже одних этих работ, которые кто-то из критиков назвал «немой песней Никитина», было достаточно, чтобы он вошел в историю кино. Шли годы. Кино стало звуковым. Ф. Никитин работал в театрах, продолжал сниматься, иногда в крупных, чаще в совсем небольших эпизодических ролях. Он играл в картинах «Белеет парус одинокий» (учитель Бачей). «Песня о счастье» (преподаватель). «Золотые огни» (Трофим Иванович). «Великая сила» (академик Рублев). «Герои Шипки» (лорд Дерби). «Невеста» (отец Андрей). «Северная повесть» (доктор Тра-убе). «Барьер неизвестности» (доктор Ромашов). «Ко мне. Мухтар!» (ветеринар Зырянов). «Год как жизнь» (Вальтер). «Сердце матери» (обер-прокурор). «На одной планете» (директор архива Оболенский). «Горькие зерна» (Бади Илие) и многих других За участие в картинах Рошаля «Академик Иван Павлов» (профессор Званцев) и «Мусоргский» (Даргомыжский) артист был удостоен Государственных премий. Мы беседуем с Федором Михайловичем в его ленинградской квартире неподалеку от шумного Невского проспекта. Ничто не говорит о том, что здесь живет знаменитый артист—ни одной афиши, никаких фотографий. Почему?
Федор Михайлович, в обращении мягко-интеллигентный, по-старинному обходительный, отвечает коротко и даже резковато:
— В старину провинциальные актеры завешивали стены портретами, чтобы люди знали, с кем имеют дело. Мне это претит... Спрашиваю, как получилось, что замечательный дуэт «Эрмлер—Никитин» после блистательного начала распался на долгие годы.
— Мы были тогда очень еще молоды—отвечает Федор Михайлович.—очень категоричны в своих взглядах. Каждый с горячностью отстаивал свои воззрения и даже свои заблуждения. Однажды на нашем «Ленфильме»—тогда он назывался Ленинградская фабрика «Совкино»—на площадке перед кабинетом директора мы с Фридрихом Марковичем перекинулись несколькими фразами и решили расстаться. Это было после выхода на экран «Обломка империи»—наверное, лучшего его фильма и. уж точно, лучшей из моих ролей. Во всем был виноват я с моим стеснительным, но крайне вспыльчивым характером. Как горько я жалел потом о нашей размолвке! До сих пор жалею...
— А следующая ваша совместная работа...
— А следующая—ровно двадцать лет спустя Фильм «Великая сила». Б. Бабочкин играл там главного героя, а я—ученого-консерватора.
— Первая в вашей жизни награда—орден Красной Звезды—получена во время войны. Расскажите, пожалуйста, об этом.
— На фронт я ушел добровольцем. Исполнял обязанности командира артиллерийско-пулеметного взвода. Эта специальность досталась мне как бы «по наследству»: в свое время отец мой командовал батареей тяжелых орудий. Два года я воевал на Ленинградском фронте. Затем по приказу командования меня перевели в агитвзвод Ленфронта. Читал стихи перед бойцами, надо было—и пел и плясал. Написал одноактную пьесу «Народный артист республики», сам ее поставил и исполнял главную роль. Спектакль мы сыграли более 500 раз.
Надо добавить что за верное служение искусству Ф. Никитин был удостоен также орденов «Знак Почета». Трудового Красного Знамени и ордена Октябрьской Революции. После войны он начал с успехом выступать на сцене Ленинградского театра имени В. Ф. Комиссаржевской, где проработал до 1959 года.
— Вскоре после войны—рассказывает артист— мне предложили руководить драмкружком. Согласился. Пришел в какое-то полутемное помещение, там сидели человек пятнадцать Незнакомые, чужие. Но какая надежда теплилась в их глазах! Это меня пронзило. И начали мы работать. Я занимался со студийцами Дворца культуры имени 1-й пятилетки пятнадцать лет. Студия стала затем одним из первых народных театров. Там меня и сейчас помнят. Из нашей студии вышло около двадцати профессиональных актеров, в их числе Татьяна Доронина.
Еще раз можно воскликнуть: какая счастливая судьба, какая насыщенная, наполненная жизнь у артиста Федора Никитина! На пороге восьмидесятипятилетия он вновь предстал перед камерой—снялся в одной из главных ролей фильма Н. Губенко «И жизнь и слезы, и любовь...», сыграл одного из обитателей дома для престарелых, человека, у которого все в прошлом, которому кажется, что жить не для чего и не для кого И вдруг на наших глазах происходит чудо воскрешения души. В этой роли, как когда-то в первых немых фильмах актеру многое приходится передавать без слов Но как красноречивы его глаза! Какая одухотворенность отмечает облик героя! Прекрасная человеческая душа открывается нам.
В богатой событиями биографии артиста роль Крупенина стала еще одним творческим этапом. Эта работа принесла Ф. Никитину приз Всесоюзного кинофестиваля и новый всплеск зрительского признания.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас