Назим Туляходжаев. Неравнодушен к судьбе узбекского народа

Рассказ о режиссере Назиме Туляходжаеве, работающем в мультипликационном объединении киностудии Узбекфильм», хочется начать интригующе: человек, никогда специально не учившийся искусству мультипликации, за свой фильм получил на Международном фестивале в Лейпциге высшую награду—«Золотого голубя», а затем первый приз на XVIII Всесоюзном кинофестивале. Называется фильм «Будет ласковый дождь». Это шестая по счету работа режиссера. Впрочем, уже первые шаги Н. Туляходжаева в мультипликационном кино обнадеживали. Лента «Озеро в пустыне», ставшая его дебютом, была отмечена на одном из всесоюзных кинофестивалей.

Назим Туляходжаев. Неравнодушен к судьбе узбекского народа


Эта новелла о мирной семье, которую лишили крова коварные воинственные пришельцы, в аллегорической форме касается вопроса серьезного и важного—вопроса будущего планеты... Н. Туляходжаев окончил режиссерский факультет Государственного института театрального искусства имени А. В. Луначарского, в нескольких фильмах участвовал как актер. «Профессиональные знания мультипликатора.— говорит он сегодня,—я старался почерпнуть из просмотренных фильмов. Хорошие картины многому учат. Впрочем, и плохие тоже. Но основой моего образования, конечно, стала школа театральной режиссуры. Она имеет давние традиции, активно развивает метафорическое мышление.

Для мультипликации это особенно ценно». После «Озера в пустыне» Туляходжаев поставил «Сказку о яблоне»—притчу о том, как уникальна жизнь на Земле, как кощунственны посягательства на эту жизнь. Темные силы, угрожающие беззащитному зеленому ростку, превращались в образ военной опасности, нависшей над миром. Мультипликацию, к сожалению, трудно пересказывать. Словесное описание самой ткани картины, смело и широко расцвеченной красками метафор, бессильно передать) очарование и свежесть оригинала. А свежесть эта — в неординарном подходе к материалу, в новом взгляде на примелькавшееся, привычное. К примеру, погоня автомобилей за человеком в «Сказке о яблоне» озвучена рычанием диких зверей и цоканьем копыт по асфальту. А в зеленом ростке слышен подлинный стук живого сердца.

На чужой планете этот росток не приживается, зато пускает корни в детской песочнице на Земле. Ярко выраженную притчевую основу имеют и картина «Всходы», где для осмысления важных проблем бытия использованы фольклорные мотивы, и лента «Идол»—вариация темы мифа о Нарциссе, сделанная в одноцветной гравюрной технике. Совсем в иной манере решен фильм «Щенок и семеро гусят». Это кукольный мюзикл для детей, насыщенный аттракционными трюками и преследующий прежде всего развлекательную задачу. Картина «Будет ласковый дождь», ставшая лауреатом двух фестивалей, поставлена по мотивам одноименного рассказа Рея Бредбери. Страшный мир предстает на экране. Серый стальной бункер посреди всеобщего хаоса. В нем робот-диктатор, управляющий не жизнью, нет, а смертью, ибо вместо людей в этом бункере «проживают» горсточки пепла, повторяющие человеческие очертания.

На электронном табло дата: 31 декабря 2026 года. «Псевдолюди» собираются в новогоднюю ночь за праздничным столом, звучит музыка. Все здесь осуществляется автоматически, с отвратительным скрежетом маховиков, пружин, клапанов, щелканьем тумблеров и миганием разноцветных индикаторов. Музыка набирает силу. И тут на этот остров погибшей цивилизации невесть откуда залетает чайка. Холодный, бездушный, металлический мир с глубокой враждебностью встречает живое, теплое существо: здесь оно подлежит немедленному уничтожению. Преследуя чайку, робот крушит все вокруг, уничтожает мир, которым повелевал.

Зловещий атомный гриб распускается на экране. Этот монтажный стык, соединение условного с реальным, документальных кадров с рисованными несет в себе сильнейший эмоциональный заряд, рождает конкретные ассоциации. В финале фильма мы видим птицу, летящую над руинами. Так жизнь торжествует над смертью... — Замкнутое пространство, населенное бездушными существами,—это символ агрессивности тотальной буржуазной технократии, это происки тех. кто и космос стремится превратить в кладбище.— комментирует свой фильм режиссер.— Это подмена духовных ценностей их суррогатами, искренних чувств—холодным расчетом, грозящим в конце концов гибелью цивилизации. Мир без любви—это мрачный бункер. Я обратился к жанру фантастики чтобы сделать фильм-предостережение, выступающий против безумия войны, утверждающий человечность.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас