Люк Бессон и Кори Квай совместно в «Перевозчике»

Начав продюсерскую карьеру, знаменитый французский режиссер Люк Бессон сразу же прославился фильмом «Такси» И вот на наши экраны выходит его новый боевик «Перевозчик», главный герой которого не только водит как бог, но еще и стреляет как Джеймс Бонд и дерется как Джеки Чан. И никаких веревочек! Актер Джейсон Стэтем и режиссер Кори Юэнь прекрасно справились и без них. Многие, разумеется, вспомнят, что уже видели где-то бритоголового здоровяка, расправляющегося с кучей неприятных личностей. И верно, совсем недавно у нас в прокате проходил фильм «Три икса», главный герой которого в исполнении Вина Дизела тоже прыгал с парашютом и не умел ухаживать за девушками. Но кто сказал, что настоящий герой должен быть один? Чем больше суперменов, тем спокойнее. XXI век вряд ли станет царством мира и добра, так что положительных героев понадобится ничуть не меньше, чем в XX. Особенно если они, как персонажи Дизела и Стэтема, будут не идеальными рыцарями без страха и упрека, а расчетливыми нигилистами. Но обо всем по порядку.

Люк Бессон и Кори Квай совместно в «Перевозчике»


ПЛАВАЮЩИЙ С ДЕЛЬФИНАМИ

Мало кто может сказать о себе, что в 16 лет точно знает, чем будет заниматься всю оставшуюся жизнь. Обычно в это время люди только начинают подбирать себе занятие по душе и задумываться о будущем. Но Люк Бессон с детских лет Родители Бессона работали инструкторами по плаванию с аквалангом, и детство Люка прошло год водой и на побережье Средиземного моря, прежде всего - в Греции и Югославии. Подводное плавание, подводные съемки, морская фауна - все это его очень привлекало, и мальчик был уверен - именно вода станет смыслом его жизни. Ничто больше его не интересовало, и в школе Люк не столько учился, сколько от скуки придумывал занимательные истории. Из всех морских существ Бессона больше всего увлекали дельфины, Еще в десять дет он начал плавать и нырять вместе с этими животными, и знатоки природы говорят, что с тех пор даже взгляд Люка стал подозрительно напоминать взгляд дельфина - мудрый, трогательный и устремленный куда-то в морскую даль. Рано распланировав свою жизнь, мальчик готовился к карьере морского биолога и предвкушал, как произведет переворот в науке, открыв что-нибудь новое в том, как живут обитатели океана. Но не зря говорят, что загадывать наперед - дурная примета.

В 17 лет случилось страшное - во время очередного погружения Люк ошибся и повредил внутреннее ухо. Нет, слух он не потерял и с такой травмой вполне мог вести полноценную жизнь здорового человека. Но с одним условием - «больше никаких погружений». Плавать - да, с аквалангом - пожалуйста, но лишь на «детских» глубинах - не ниже пары метров. Для Бессона эта новость стала смертным приговором. Конечно, он мог бы поступить в университет и писать книги о дельфинах. Но для человека, знакомого с красотой водных глубин, это было бы сущей пыткой, и Люк не стал издеваться над собой. Он начал искать другое поприще, которое позволило бы ему забыть боль утраты. Чтобы не мучить душу мальчика, его родители вернулись во Францию и отдали Люка в школу-интернат, расположенную в 16 километрах от Парижа. Здесь Бессон впервые оценил две вещи, на которые раньше не обращал внимания, - свободное время и телевидение. Точнее, первое помогло ему оценить второе. Кроме учебы, в школе заняться было особенно нечем - как пояснял позднее сам Люк, оставалось только «курить, принимать наркотики и воровать по мелочи» - так что юноша предпочел бегство в мир киногрез и собственных фантазий. Именно тогда к нему в голову пришли идеи, реализованные в дальнейшем в сценариях «Голубой бездны» и «Пятого элемента».

Впрочем, Люк не желал, развалившись на кровати, спокойно смотреть сериалы и ждать окончания школы. Немного поучившись, юноша заявил родителям, что «завязывает» с образованием и отправляется в Париж - искать работу в кинобизнесе. Никакие уговоры не помогли, и Бессон уехал в город, на первых порах остановившись на квартире у приятеля и устроившись на работу такелажником. Дальнейшее, как говорится, «уже история». Не имеющий никакого формального образования Люк Бессон довольно быстро продвигался по карьерной лестнице, он успел в промежутках между съемками во Франции съездить в Голливуд и навсегда проникся духом американского кино. Французские критики любят говорить, что «Бессон -американский режиссер, снимающий во Франции». Тогда же, в начале 80-х, он познакомился и подружился с Жаном Рено, и в 1983 году снял его в своей первой полнометражной картине - немом черно-белом постапокалиптическом боевике «Последняя битва».

В эти же годы Бессон сформулировал свою очередную программу на будущее - «снять 10 больших фильмов и «завязать с режиссурой». Ведь сколько режиссеров, как он объяснял журналистам, продолжают работать, когда их талант исчерпан и они уже сказали миру все, что могли. В собственную способность вечно производить интересные идеи Бессон не верил, так что решил ограничиться «большой десяткой», но зато над каждой лентой поработать как следует. В настоящее время программа Бессона большей частью выполнена. Кроме «Последней битвы», он снял «Подземку», «Голубую бездну», «Никиту», «Атлантику», «Леона», «Пятый элемент» и «Жанну д'Арк». Оставшиеся две позиции режиссер пока что решил «придержать» - после детского разочарования нелегко было бы в сорок с небольшим осознать, что снимать фильмы он больше не может. К счастью, его увлекло не менее интересное занятие - продюсирование.

Еще свои первые картины Бессон снимал на средства собственной фирмы, а теперь его компания «Европа» - одна из крупнейших кинопроизводителей Франции и всей Европы, активно выращивающая молодые режиссерские кадры и с радостью пускающаяся в стилистические и сценарные эксперименты. Но для Бессона важнее было другое. Свой про-дюсерский пост он, по его словам, ценит за возможность работать над фильмами «час в день» - прийти вечером и что-то посоветовать, что-то предложить, что-то утвердить... В результате все ленты, в титрах которых есть его фамилия, несут на себе отпечаток его яркой персоны -какие бы прочие имена не значились на рекламных плакатах. И больше всего это, естественно, касается картин, поставленных по мотивам его сценариев: оба «Такси», «Дансер», «Яма-каси», «Поцелуй дракона», «Васаби»... И вот теперь «Перевозчик» - новая попытка Бессона выйти на мировой рынок с интернациональным проектом, снятым во Франции гонконгским режиссером с британским актером в главной роли.

ОПЕРНЫЙ БОЕЦ

В отличие от французского коллеги, режиссер «Перевозчика» получил самое что ни на есть суровое профессиональное образование. И ни в каком-нибудь неселом учебном заведении вроде российского ВГИКа, где студенты имеют возможность параллельно с занятиями вести бурную богемную жизнь или работать в поте лица. Нет, Кори Квай, родившийся в 1951 году, закончил намного более строгое учреждение - он с девятилетнего возраста учился в Китайской академии драмы, более известной как «Пекинская опера». Тем, кто хоть когда-нибудь сталкивался с китайским кино, не нужно объяснять, что такое «Пекинская опера», но для остальных скажем, что речь идет не об опере в европейском смысле этого слова. Актер оперы по-китайски должен уметь все: петь, танцевать, играть и, главное, быть замечательным акробатом и мастером демонстрации боевых искусств. Приобрести все навыки можно только в результате изнурительных тренировок, но эффект оправдывает усилия - из стен китайской оперы вышло много выдающихся кино- и театральных актеров и режиссеров.

Из всех выпусков Пекинской оперы выпуск Кори Квая наиболее известный. Среди учеников сифу (китайский аналог японского слова «сэнсэй») Джима Юаня оказались такие мастера, как Юэнь Бьяо, Юань Лун Чжу и Юань Лун Чань. Если два последних имени вам ничего не говорят, то это нвудивительно - миру они известны как здоровяк Саммо Хунг и неподражаемый Джеки Чан. В отличие от своих однокашников, Хунг и Чан со временем отказались носить фамилию учителя, но Кори Квай сохранил эту традицию и ныне известен как Кори Юэнь Квай или просто Кори Юань. Отработав положенный срок в стенах родной Академии (по окончании обучения выпускники подписывали десятилетний контракт), Кори Юэнь по примеру товарищей устремился в быстро развивающееся гонконгское кино и начал свою карьеру в куда более выгодной должности, чем Люк Бессон, - он впервые появился на экране как каскадер в фильмах с Брюсом Ли.

Быстро продвинувшись по службе до помощника режиссера и постановщика боевых сцен, Юэнь неоднократно работал со своими друзьями по опере, был дублером знаменитого хореографа, режиссера и актера Юаня Ву-Пинга, но настоящей звездой экрана так и не стал - не та фактура. Зато он открыл в себе не менее ценный талант - умение объяснять актерам, не прошедшим оперную школу, как нужно изображать большое мастерство. Подлинный гонконгский успех Кори Юэня был тем не менее связан совершенно с другим мастером боевых искусств. Широко известен он стал лишь после выхода в 1993 году картины «Легенда», закрепившей звездный статус Джета Ли и доказавшей всем, что Юэнь умеет не только гениально ставить поединки, но и снимать комедии. С этого времени судьбы Ли и Юэня тесно переплелись, и, когда актер уехал покорять Голливуд, режиссер последовал за ним.

Ведь какой смысл было приглашать такого мастера, как Джет Ли, без человека, умеющего организовывать для него схватки? После «Смертельного оружия 4» и «Ромео должен умереть» Юэнь и его подопечный привлекли внимание Люка Бессона, давшего им возможность поработать вместе с ним, Бриджит Фондой и бывшим клипмейкером Крисом Наоном над «Поцелуем дракона». Именно тогда у Бессона и возникла идея для своего нового проекта поменять действующих лиц местами - предложить не европейцу снять китайца, а китайцу снять европейца, благо что, как уже говорилось, Юань - мастер объяснять и показывать «бледнолицым», как драться в китайском стиле. Но где взять европейскую звезду, достойную искусства Пекинской оперы? Ответ прозвучал неожиданно - в Англии.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас