Берлинале 2014: о страдании, жизни и любви

Международный кинофестиваль «Берлинале» в 2014 году поражал разнообразием экспериментального воплощения таких интересных тем как семья, поиск любви и собственной идентичности, а также экспериментами с повествовательными формами кино.

Берлинале 2014: о страдании, жизни и любви


Раны, причиненные устранением отца, их драматические последствия - об этом на кинофестивале в Берлине рассказывали немецко-мексиканская лента Los Ángeles («Лос-Анджелес») режиссера Дамиана Джона Харпера и аргентинско-немецкая конкурсная лента La Tercera Orilla («Третий берег реки») режиссера Целіни Мурґи. Традиционные представления об отцовстве также нарушают и матери, отказываясь от своих детей. Яркими примерами тому стали конкурсная лента Aloft («Наверху») перуанского режиссера Клавдии Ллоси и нынешняя победительница в номинации «Лучший фильм-дебют» кинолента Güeros («Ґуерос») мексиканского режиссера Алонсо Руізпаласіоса. Главный герой фильма Boyhood («Юность») американского режиссера Ричарда Линклейтера Мейсон подобно героям предыдущих фильмов ищет пути преодоления своих страхов и осуществления тайных желаний. Лента получила «Серебряного медведя» за лучшую режиссерскую работу.

Тема непростой жизни детей и подростков касается и Германии. К примеру, в Берлине каждый восьмой ребенок находится за чертой бедности, отчасти брошен родителями на произвол судьбы. Об этом рассказывает, в частности, режиссер Эдвард Бергер в киноленте-конкурсантке Jack («Джек»). Без лишних сантиментов и одновременно трогательно режиссер показывает борьбу за существование в этом мире двух берлинских мальчишек, заброшенных уставшим матерью-одиночкой.

Семья как то ад на земле

Фундаментализм, по крайней мере такое впечатление создают масс-медиа, - это нечто, связанное с религией где-то в далеких-далеких странах. Дитрих Брюггеманн ломает этот стереотип в ленте Kreuzweg («Крестный путь»), показывая в 14 главах - символ четырнадцати остановок Христа на пути к Голгофе, - как религиозный фанатизм заставляет девушку-подростка до смерти, и это не где-нибудь, а в одном немецком городке. Дитрих Брюггеманн и его сестра Анна (ее актерскую игру можно увидеть в ленте) получили «Серебряного медведя» за сценарий с виртуозно выписанными острыми и остроумными диалогами, которые даже смогли вызвать настоящий смех среди публики.

Семья как «театр боевых действий» - центральная тема ленты Kuzu («Ягненок») турецкого режиссера Кутлуга Атамана. Это искусная рассказ про молодую мать Медине с небольшого турецкого села в Восточной Анатолии и ее отчаянно и отчаянное отстаивание чести и своего права на любовь. Психологически тонко выстроенная драма была представлена на фестивале в программе «Панорама» и получила награду жюри Международной конфедерации арт-хаузних кинотеатров СІСАЕ.

Забудь о любви?

На берлинском кинофестивале вне конкурса состоялся долгожданный показ бесцензурной режиссерской версии ленты Ларса фон ТрієраNymphomaniac Volume I («Нимфоманка. Часть первая.»). Подзаголовок ленты довольно лаконичен: «Забудь о любви». Тем глубже поражает чувственность, незаурядная сила и мастерство режиссерской работы. В очередной раз Ларс фон Триер подтвердил свое реноме великого инноватора современного европейского кинематографа, который ставит под вопрос как заскорузлую консервативную мораль, так и секс-истерию.

Значительно сдержаннее, но не менее последовательно экспериментирует и китайский режиссер Лоу Йе в конкурсной ленте Tiu Na («Массаж вслепую»). Режиссер попытался приблизить зрителя к миру чувств и переживаний слепого человека. Лента была отмечена «Серебряным медведем» за операторскую работу Ценга Йияна. Поиске любви и собственной идентичности посвящена работа победительницы программы фестиваля Dialogue en Perspective («Диалог в перспективе») Эстер Амрами. В немецко-израильской ленте Anywhere Else («Где-то там») на фоне поиска родины и потери корней разворачивается напряженная и вместе с тем трогательная история любви.

Тот, кто до сих пор считал, что эпоха Ваймарського классицизма была периодом целомудренной литературы, просмотрев конкурсную ленту Доминика Ґрафа Beloved Sisters («Любимые сестры»), узнают о то время несколько неожиданно новое для себя. В центре киноповествования любовный треугольник, в котором оказался писатель Фридрих фон Шиллер и сестры Ленґефельд.

Рандеву с фантастическим традиционного

«В моей ленте Маленький принц встречается с Терминатором», - рассказывает Марцин Малашчак, режиссер совместной немецко-польской ленты Orbitalna. В фильме режиссер умышленно играет с обычным оптическим восприятием зрителей. Казалось бы, что удивительного в том, что женщина-оператор работает на огромной машине для добычи бурого угля. Однако Малашчак с помощью цветов огораживает угольный карьер, превращая его на площадку, будто вырванный из научной фантастики. Движения операторский стадии технологического процесса показываются крупным планом - и вдруг зритель открывает для себя совершенно новые отношения между человеком и машиной, отношения, полные милосердия и преданности.

Похож радикальный взгляд можно встретить и в ленте Laborat режиссера Гийома Кайо, которая получила «Серебряного медведя» в номинации «Лучшая лента короткого метра». Снятый на 16-ти миллиметровой пленке многоуровневый фильм размышляет над темой труда. Начинается лента записью: «Онкологическая исследовательская станция. Берлин. 8 и 9 января 2011 года». В тот момент, когда зритель наблюдает за расчленением лабораторной крысы, режиссер врывается в привычный ход созерцания и начинает виртуозно экспериментировать с резкостью изображения, драматической игрой цветов и работой съемочной группы, постоянно присутствующей в кадра. Нарушение традиционных форм, характерное кину фестивальных программ Forum и Forum Expanded, удивляло зрителей и за пределами этих программ. К примеру, обладательница «Золотого медведя» лента Bai Ri Yan Huo («черный уголь, тонкий лед») китайского режиссера Дяо Йинан, опираясь на стиль фильмов-нуар, рассказывает историю одинокого бывшего полицейского и соблазнительной femme fatale и в то же время неустанно и невозмутимо показывает жизнь современного Китая. В фестивальной программе Panorama также не обошлось без эксперимента: лента 20,000 Days on Earth («20 000 дней на Земле») Яіна Форсиза и Джейн Поллард благодаря непривычному фото - и звукомонтажу блестяще продемонстрировала, как можно в классическом формате музыкального документального кино создать человечный портрет аванґардного музыканта Ника Кейва вне его звездного культа.

В фокусе немецкое кино

На протяжении последних лет немецкое кино было редким гостем Берлинале, однако в этом году в Берлине немецкий кинематограф представлен достаточно широко: помимо четырех лент немецких режиссеров и двух фильмов совместного производства в конкурсной программе интересности из Германии ждали зрителей и в других программах кинофестиваля. К примеру, лента «Стерео» Максимилиана Ерленвайна с блестящей игрой Моритц Бляйбтроя и Юргена Фогеля нельзя лучше доказала, что немецкое «экшн»-кино тоже может быть изящным и искусным. Даже работы представителей «Берлинской школы» утешали незаурядным юмором: в ленте Беньямина Гайзенберґа Über-Ich und Du (Superegos) («сверх-Я и Ты (Супер-эги)») мелкий воришка Ник встречает профессора психологии, что именно переживает кризис потери смысла жизни. Имеем прекрасную фотографическую работу оператора Райнгольда Форшнайдера совмещенную с остроумной двусмысленностью комедий жанра сulture сlash (комедий, построенных на недоразумениях разных культур), где, естественно, не обошлось без славного дедушки Зигмунда Фрейда.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас