X Международный кинофестиваль в Ташкенте

Очевидцы утверждают, что во время каннских кинофестивалей приходится прикладывать героические усилия для охраны «кинозвезд» от толп возбужденных поклонников и что в этом году особые хлопоты были с Робертом Редфордом. Как очевидец утверждаю: ни во время наших международных кинофестивалей последних лет, ни во время недавнего приезда Роберта Редфорда в Москву подобные проблемы не возникали. То ли наши зрители как-то по-особому застенчивы, то ли они многих «звезд» в лицо не знают, то ли мы слишком горды и хорошо воспитаны, чтобы возбуждаться от звездного блеска. Может, потому-то они, эти капризные светила, больше и любят ездить, скажем, в Канн, чем, скажем, в Ташкент, Или вы полагаете, что есть и другие причины? И можете их назвать? Что ж, пишите. Ваши соображения будут небезинтересны для организаторов X Ташкентского международного кинофестиваля, который прошел на редкость «беззвездно». И не стал от этого ни менее суетным, ни более деловым — только более скучным. Ведь если «звезды» зажигают, значит, это кому-то все-таки нужно. И недаром фотокорреспонденты газет и журналов, заботясь о будущих читателях, упорно дежурили у входа в гостиницу «Узбекистан», где разместился фестиваль. Не дождавшись появления мировых знаменитостей, по десятку раз «отщелкали» мексиканскую актрису Элисабет Агилар Гонсалес. И только позже — на третий, кажется, день фестиваля заметили (и поверили): здесь Анджела Дэвис. Да-да, та самая: имя с газетной полосы, символ борьбы, которой мы сочувствовали, гость из жизни, сложности и разнообразие которой мы по сей день представляем себе не вполне. Веселая, серьезная, спокойная. Доктор философии. Приехала с сестрой и ее мужем-режиссером, который собирается ставить фильм о судьбе американских негров, в 30-е годы оказавшихся в Узбекистане в качестве специалистов по хлопку. Намерена писать об этом книгу. Хотела получше познакомиться с Ташкентом. Что, кажется, удалось только отчасти, поскольку фестивальные маршруты проложены раз и навсегда, да и ташкентская милиция по раз и навсегда заведенному порядку, оцепив гостиницу и прилегающее к ней пространство, отсекла фестиваль от города. Впрочем, город и не очень им интересовался — у столицы тяжко переболевшей республики свои заботы, а праздника от фестиваля здесь, похоже, ждать уже перестали...

X Международный кинофестиваль в Ташкенте


Он был хорошо придуман, этот фестиваль, двадцать лет назад, когда страны «третьего мира», в большинстве своем только что вступившие на путь самостоятельного развития, искали свое место в мире кино. Здесь не было конкурса, да он был бы и неуместен: Ташкент более всего ценил в кино правду, которая порой выражала себя неумело и потому не могла пробиться на экраны иных, ревниво охраняющих свой уровень международных киносмотров. Ташкент стал трибуной молодых кинематографий, их школой и в этом смысле честно выполнил свои обязательства. Кино Латинской Америки в лучшие свои минуты становится вровень с великой литературой этого континента. Кино Африки будоражит кинематографический мир открытиями, которые нельзя было предсказать по известным законам. Не только старейшие и знаменитые, но и ничем прежде не славные кинематографии Азии время от времени врываются на мировой экран с сенсационными фильмами — такими, например, как китайский «Красный гаолян», завоевавший в этом году Главный приз фестиваля в Западном Берлине. Эта картина была показана на открытии X Ташкентского МКФ. Но ни одна из тех, что вошли в официальную программу, не могла с ней сравниться. Сенсации и открытия в последнее время обходят стороной Ташкентский фестиваль, заболевший провинциальной второстепенностью. И в год своего двадцатилетия он пытался стать другим.

Впервые здесь был учрежден конкурс и работало жюри, которое возглавил чилийский кинорежиссер Мигель Литтин. Но весьма достойные ленты-призеры — индийская «Путешествие в никуда», китайская «Годы вдали от войны», кубинская «Подпольщики» (приз за лучший дебют) — все-таки вряд ли могли бы блистать на других кииосмотрах. Специальным же призом, врученным фильму Георгия Шенгелая «Хареба и Гоги», жюри отметило, пожалуй, не столько достоинства самой ленты, сколько традиционное уважение к достижениям кино Грузии. По-прежнему за рамками конкурса остались документальные фильмы, хотя известно, что открытия сейчас чаще всего совершаются именно в этом виде искусства кино. Во всяком случае, фильм американца Годфри Реджио «Поваккатси» (что на языке американских индейцев хопи означает «Колдовство жизни») по истинной художественности выражения философской мысли мог бы соревноваться с любой игровой картиной фестиваля.

X Международный кинофестиваль в Ташкенте


Впервые к участию в Ташкентском смотре были допущены не только фильмы, сделанные в странах Азии, Африки и Латинской Америки, но и картины, посвященные проблемам этих регионов. В результате в каталоге фестивальных лент появилось истинно громкое кинематографическое имя: режиссер из Великобритании Ричард Аттенборо представил на конкурс фильм «Клич свободы», рассказывающий о борьбе против апартеида в Южной Африке. Этой лейте присужден особый приз Союза кинематографических технических ассоциаций (УНИАТЕК) за оригинальное использование технических средств.

Впервые на Ташкентском МКФ работал ПРОК — профессиональный клуб кинематографистов. Впервые (в Ташкенте) здесь решились показать зарубежным гостям фильмы, свидетельствующие о том, что и у нас есть серьезные и труднопоправимые беды, к примеру, фильм Мурада Алиева «Аура» о наркомании и наркомафии. Но и просмотры и дискуссии по темам, выбранным для ПРОКа-88 с истинно планетарным размахом, собирали меньше участников, чем вечерние развлекательные программы, во время которых неутомимый организатор и ведущий ПРОКа режиссер Юлий Гусман пытался внедрить в сознание гостей «новую» мысль о том, что развлекать себя нужно самим.

Впервые на Ташкентском МКФ собрались члены Всесоюзного клуба любителей кино. Они приехали из 20 городов. Их просмотровый зал в кинотеатре «Искра» был, пожалуй, единственным фестивальным залом, заполненным до отказа и днем, и ночью, когда здесь шли обсуждения и дискуссии погорячее, чем у профессионалов. Они учредили собственный приз и присудили его «Колдовству жизни», но так и не удостоились чести вручить свой приз на официальном закрытии фестиваля.

X Международный кинофестиваль в Ташкенте


Новому в Ташкенте пробиваться было непросто. Как непросто было энтузиастам из Всесоюзного клуба любителей кино, с их самодельными бирками аккредитаций, пробиваться через шеренги охраны в фестивальную «резервацию». Как непросто было негромкому голосу ученого и публициста Андрея Нуйкина, говорившего на дискуссиях в ПРОКе о печальном и важном, пробиться через надсадно-праздничные звуки огромных узбекских труб-карнаев, символизировавших национальную экзотику и традиционное ташкентское гостеприимство...

Есть мнение, что время для Ташкентского смотра выбрано неудачно — сразу после Каннского. И вроде бы именно по этой причине лучшие ленты и самые яркие звезды не попадают в Ташкент. Таков ныне уровень наших претензий. Таков ныне уровень нашего «гражданского самосознания» в киномире, где мы больше не хотим чувствовать себя провинциалами. Что нужно сделать, чтобы на самом деле перестать ими быть? Ваше мнение?
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас