Лариса Мудрак о современном ТВ Украины

Раньше идеологи режима пропускали на «голубые экраны» только утвержденные на высоких властных уровнях проекты. Полная принадлежность телевидения государству, отсутствие механизмов финансирования, кроме бюджетного, делали практически невозможными любые перемены. И когда смотришь ретроспективу, не покидает чувство, что тогдашнее ТВ — черно-белое, даже если телевизор и был цветной. Лишь создание на рубеже 90-х годов прошлого века нового отечественного телевидения положило конец эре блеклого и постного экрана, сначала в Москве и в Петербурге, а потом и во многих других городах тогда еще единого государства.

Лариса Мудрак о современном ТВ Украины


Появились новые программы, новые телепроекты, изменилось их содержание. Начал заполняться новыми каналами дециметровый диапазон. Оказалось, что телевидение может быть красочным и ярким. Национальный телеэфир за последние двадцать лет совершил огромный прорыв. Украинское телевидение теперь имеет свое лицо, свою харизму, свой стиль. Ныне, в отличие от первых лет независимости, специалисты не стремятся уехать из страны в поисках работы, а наоборот, уже в Украину едут работать известные тележурналисты из стран СНГ.

Много еще проблем предстоит решать в украинском медиапространстве, его строительство делает первые шаги, особенно в области многопрограммного ТВ. Какие перемены ждут нас в ближайшем будущем, согласилась рассказать заместитель председателя Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Украины Лариса Мудрак. Сама Лариса Михайловна в полной мере представляет собой новое лицо украинского телевидения — открытая для общения, свободная и независимая во взглядах, обладающая творческим потенциалом. Получив прекрасное образование, она работала на ключевых позициях в ведущих информационных компаниях Украины.

Лариса, Вы профессиональный журналист. Оказывает ли этот фактор влияние на решение вопросов, связанных с нынешней должностью?

Кроме того что я профессиональный журналист по первому образованию, в 1999 году в США я получила дополнительное образование — медиаменеджера. Стремление именно к этой профессиональной карьере обусловлено, очевидно, несколькими моментами: все женщины в моем роду, начиная чуть ли не с прабабушки, были директорами, руководителями. Видимо, это одна из мотиваций. А вторая такова: в начале карьеры мне очень повезло, в 1992 году я работала на радио «Свобода». В меня там с кровью профессии вошло понимание: медиа — это бизнес, медиа — это рынок. В любом сегменте работы очень важен менеджмент, которого в Украине тогда не было. Мне посчастливилось получить такое образование, с середины 90-х годов я возглавляла медийные проекты: телевизионные, радио- и газетные. В частности, большой проект, которым очень горжусь, «Деловая неделя/Financial Times», выходивший в Украине по лицензии Financial Times. Он просуществовал четыре года, был достаточно интересным и успешным. По окончании Оранжевой революции в 2004 году было принято решение его видоизменить, двигаться в другом направлении,связанным с телевидением. Кроме того, я получила предложение работы в государственных структурах — тоже интересный и позитивный опыт. Естественно, работе, которой я занимаюсь последние шесть лет, профессиональные знания в медиаменеджменте очень помогают.

Каково ваше мнение как эксперта — развивается ли медиапространство в Украине? Сравнивая с другими демократическими государствами, соответствует ли уровень нашего телевещания общим нормам, если они существуют.

Наше медиапространство развивается, меня это радует. Как и медиарынок. Но, с моей точки зрения, к сожалению, в значительной степени он развивается со своими национальными особенностями. Иногда это называется «рынком», но не совсем ему соответствует. Но, вместе с тем, это конкурентная, профессиональная работа в рамках возможностей, которые предоставляет страна, которые могут вытащить на своих плечах творческие единицы и менеджеры, работающие в медиахолдингах. Таким образом, мы двигаемся по пути других демократических государств. Однако приходится учитывать тот факт, что в технологии цифрового телевидения Украина на два года отстает от развитых демократических стран. Причина — не в отсутствии технологий или профессионализма. Мы отстаем в силу политико-экономического развития страны, но никоим образом не из-за потенциала телевизионного рынка. У нас есть свои особенности, в отличие от соседних европейских государств. С одной стороны, наше не совсем быстрое, как хотелось бы, развитие телевизионного рынка связано с двумя факторами: очень медленное и сложное прощание с бывшей советской действительностью. Иногда даже кажется, что мы до сих пор сидим на этих осколках, никак не можем сложить в кучу все новое, прогрессивное, хорошо мыслящее, развитое и думающее и сделать большой скачок. Страна это может, но, наверное, пока к этому не готова. С другой стороны, учитывая развитие рекламного рынка, новых национальных проектов и каналов (даже тот факт, что у нас существуют 14 общенациональных телеканалов, чего более чем достаточно для любой развивающейся страны), можно смело утверждать: рынок формируется и у него есть хорошее, перспективное будущее. Мы проходим те же этапы, которые проходили и проходят европейские соседи. Это процессы укрупнения, создания больших и сильных холдингов и игроков медийного рынка. Мне очень симпатичен факт модернизации больших медиагрупп. Они сами растят свои профессиональные творческие кадры.
Медиаконкуренция существует достаточно корректно (а это значит — по правилам, в законодательных рамках), она и дает свой эффект. Я убеждена, что у нас есть все возможности через 3-4 года (и я в это очень сильно верю) стать европейским телевидением в европейской стране.

Как сегодня развивается телеэфир Украины — каковы перспективы, примерные строки запуска полноценного DVB-T?

В конце прошлого года Национальный совет сделал решительный шаг по внедрению цифрового телевидения в Украине. Было принято решение о создании в 2010-2011 годах национальной сети цифрового телевещания в стандарте DVB-T (MPEG-4) в составе цифровых общенациональных каналов вещания МХ-1, МХ-2, МХ-3, МХ-5. Лицензия провайдера программной услуги на эти четыре мультиплекса было выдано ООО «Зеонбуд», чьи лицензионные обязательства соответствуют большинству технических, технологических и социальных требований, возникающих при переходе от аналогового телевидения к цифровому. В этом году компания «Зеонбуд» должна ввести в эксплуатацию указанные четыре мультиплекса и обеспечить трансляцию не менее 8 телепрограмм. Если все четыре мультиплекса будут построены, то транслироваться будут 28 программ общенациональных каналов и 4 местных. Бесплатный доступ к многоканальным телесетям на круглосуточное телевещание должны получить не менее 95% населения Украины. Включение радиоэлектронных средств цифрового вещания многоканальных цифровых сетей в этих четырех мультиплексах будет осуществляться без выключения технических средств аналогового телевидения, находящихся сейчас в эксплуатации лицензиатов. Право осуществлять вещание на канале национальной телесети будет предоставляться по результатам конкурса, который Национальный совет объявит после утверждения Кабинетом министров Украины методики начисления лицензионного сбора. На сегодняшний день экспериментальное цифровое телевещание запущено в Киевской, Одесской и Житомирской областях.

Каково будет покрытие территории страны цифровым эфирным ТВ в ближайшем будущем?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, следовало бы дождаться очередной официальной встречи с нашим главным провайдером — «Зеонбудом», который сейчас совместно с Концерном РРТ ведет экспертно-аналитическую работу по своим техническим возможностям. И только после этого можно будет говорить о том, насколько это возможно. Во время презентации своего инвестиционного проекта компания обещала, что они поэтапно, в течение двух лет, смогут покрыть территорию всей страны. Если они выполнят лицензионные обязательства, я более чем уверена — 60% покрытия будут возможны.

Какими при этом выглядят, по Вашему мнению, перспективы кабельного вещания?

Я уверена, что сегодня интерес и потребителей, и вещателей остается на стороне кабельщиков. С каждым годом они развиваются, у них гораздо больше возможностей, чем у всех остальных, они активны, можно даже сказать, по-хорошему агрессивны на рынке. Поэтому я думаю, что перспективы кабельных операторов на ближайшие десять лет весьма широки.

Какова же судьба аналогового ТВ?

Последние лет десять я слышу постоянные дискуссии на тему того, исчезнет ли книга с приходом в нашу активную ежеминутную жизнь интернет? Никогда не исчезнет. Точно так же не исчезнет никогда аналоговое ТВ. Могу сказать по своему опыту: даже европейские высокоразвитые страны, такие как Франция, Германия, возвращаются к проводному радио. Потому что на каждого покупателя всегда должен быть товар. У всех есть свои привычки и традиции. Пока живы поколения, воспитанные на старом и добром проводном радио, оно будет жить. Я абсолютно уверена: то же самое будет и с аналоговым телевещанием. У него будут свои, пусть и небольшие, но бесспорные привилегии, по сравнению с кабельным и цифровым.
(Очевидно Лариса Мудрак имела в виду сохранение аналогового ТВ в кабельных сетях, так как в эфире оно должно быть полностью отключено к определенному сроку и освободившиеся частоты отданы другим сервисам, что придаст новый импульс рынку телекоммуникаций — наши западные коллеги обозначают это термином Digital dividend. Те же операторы, которые сохранят аналоговое вещание в кабеле после его отключения в эфире освободят своих абонентов от необходимости замены телевизоров и сохранят эту часть аудитории за собой)

Национальный совет по ТВ и РВ — какова его роль и реальная помощь, оказываемая телеканалам?

Думаю, что без такого органа прогнозировать и планировать будущее телерадиоинформационного пространства невозможно. И здесь важен не только вопрос регуляции, хотя и она обязательно нужна, об этом скажу отдельно. Я считаю, что миссия Национального совета — прокладывать дорожку в будущее. Привносить в страну, в индустрию, вкладывать в головы телеменеджерам все новое и прогрессивное, помогать им развивать будущие технологии, никогда не останавливаться. На каждом заседании Национального совета (они проходят по средам), мы, общаясь с руководителями и представителями телерадиоорганизаций, понимаем: наша задача состоит в том, чтобы раскрыть те возможности, которые дадут им шанс развиваться. А вследствие этого будут развиваться вся медиаиндустрия и наша страна. Это касается новых технологий, новых форм управления, обмена и взаимообмена, новых возможностей работы на рынке. Вторая сторона нашей миссии состоит в следующем: есть правовое поле, принципы и правила игры и развития и все должны им подчиняться. Иначе мы никуда не продвинемся и развиваться не будем.

Что нужно изменить, с Вашей точки зрения, на законодательном уровне, а что в силах или не в силах поменять руководство телеканалов?

Есть нюанс, который, я считаю, надо учесть. Национальный совет не имеет права законодательной инициативы. Я об этом, честно говоря, очень сожалею. Было бы неплохо, чтобы для тех профессионалов, которые здесь работают, имелся шанс внесения законодательных инициатив. Прерогатива же принятия их все равно остается за Верховной Радой. Ведь у нас профессиональный аппарат, в его составе более 200 человек, у всех есть свое видение и, главное, свой опыт, институционная память. И было бы хорошо, чтобы те знания, которые здесь концентрируются (а мы еженедельно встречаемся с теле-радиоорганизациями), хотя бы иногда могли реализовываться. Если говорить масштабнее, то я очень большой сторонник нового закона о телевидении и радиовещании. Наше законодательство в процессе формирования страны и рынка (общеэкономического и рынка телерадиовещания) себя уже исчерпало. Когда мне говорят, что в западных странах законодательство не меняется годами, я согласна. Но при этом оно не меняется только тогда, когда страна входит в стабильный период своей жизни и развития. На данный момент в нескольких отечественных законах, например, «О телевидении и радиовещании» и в законе «О телекоммуникациях», некоторые пункты противоречат друг другу, порождая юридические коллизии. С моей точки зрения, внося исправления в несколько статей, как это происходит на протяжении последних десяти лет, мы заходим в тупик, к обострению ситуации и в индустрии, и в обществе. Поэтому я сторонник нового закона, который бы работал на перспективу, а не фиксировал ситуацию. В нем должны быть учтены возможности развития цифрового, спутникового телевидения, новых форматов, в том числе и DVB-T и НВВ, и того, что уже стоит на пороге — интернет-телевидения, возможности работы телерадиоорганизаций во всех обозначенных форматах.

Ваше мнение как телезрителя и как матери о наполнении эфира сегодня. Можно ли каким-то образом влиять на содержание передач?

Последние полгода Национальный совет, несмотря на то, что у нас практически нет правовых оснований для этого, по собственной инициативе, посредством личного диалога (будем надеяться, конструктивного) с компаниями и с прессой все-таки пытается вернуть в телерадиопространство Украины высокий формат качества детских, юношеских и образовательных программ. Мне бы хотелось, чтобы было больше программ, которые я бы назвала так: «раскрой мир в себе и мир вокруг себя». То есть дающих возможность человеку, даже сидя возле телевизора, видеть весь мир. Потому что дети в последнее время (у меня дочери 12 лет, и кроме программ «Дискавери» она в принципе телевизор не признает) имеют огромную потребность в таких передачах. Я считаю, что такие возможности — видеть весь мир и путешествовать по своей собственной стране — должны быть у всех детей Украины.

Мы в Национальном совете очень за это ратуем и надеемся, что есть телеменеджеры, которые нас слышат. Я уверена: когда телерадиоиндустрия окончательно выйдет из экономического кризиса, а учитывая этап до следующих президентских выборов, это три спокойных года (ведь выборы — это всегда политические риски для ведения бизнеса), есть очень хороший шанс для развития такого рода программ. Я люблю украинские национальные компании и очень в них верю. Методом проб и ошибок мы, надеюсь, выйдем из кризиса и будем развиваться.

Есть ли у Вас личное время, и как Вы его проводите?

Честно вам скажу, когда у меня появляется личное время, меня начинает разрывать на части, мне хочется успеть все: пообщаться с детьми, провести вечер с друзьями. У нас есть потрясающая традиция. Мы уже третий год подряд мы проводим антикризисные вечеринки, обычно тематические. Сами устраиваем театрализованные представления для детей или приглашаем фольклорные коллективы, потому что все убеждены, что наша главная миссия — передать детям нашу украинскую идентичность. Ведь она уникальна, и без этого мы не можем ни жить, ни развиваться. Другое мое увлечение — путешествия. Как только появляется возможность, мы с мужем пытаемся реализовать наше желание увидеть мир и показать его детям. Кроме того, сейчас я учусь в Дипломатической академии Украины, это тоже, скорее всего, из серии хобби. Считаю, что это — очередная реализация моих юношеских желаний. Ведь я начинала карьеру в международной журналистике в начале 1990-х, а теперь, вот, хотелось бы реализоваться в дипломатической сфере. Ну, а на самом деле, естественно, личное время кусочками, его всегда приятно отдать семье, потому как для женщины это бесспорный приоритет.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас