Гарик Мартиросян. Перешутит любое поколение

В Центре международной торговли, сегодня начинается Russian Fashion Week, идут последние приготовления, вот-вот откроются двери и вся модная московская публика хлынет на первый показ. Гарик Мартиросян здесь он по работе - полным ходом идет подготовка к модному показу в поддержку выхода нового фильма «Наша Russia, Яйца Судьбы», который появится в кинотеатрах в январе 2010 года.

Гарик Мартиросян. Перешутит любое поколение


Мартиросян автор идеи и креативный продюсер картины. На подиуме вспоминается, каким же было наше телевидение лет десять назад. Представить на Первом канале (тогда еще ОРТ), людей вроде Мартиросяна, Урганта или Светлакова в качестве ведущих шоу, было невозможно. Мартиросян тогда играл в КВН и присутствовал на главном канале страны в несколько ином качестве. В КВН играли многие, в Comedy Club посчастливилось попасть избранным, и лишь один Гарик, не считая Светлакова, дошел до Первого канала.
- Интересно, какие уникальные рабочие качества сделали тебя, для Первого канала, самым привлекательным персонажем из всего Comedy Club? Не результат ли это умело выстроенных отношений с г-ном Эрнстом?
- Совершенно не умею выстраивать отношения для про движения своей карьеры, я этого никогда в жизни не делал. С Константином Львовичем мы общаемся крайне редко. Он человек занятой, и у него кроме нашего «прожектора» еще триллион проектов. Я не единственный, к сожалению, человек на канале, хотя и стремлюсь к этому. Пытаюсь подсидеть всех на Первом, но у меня пока плохо получается.
- По поводу «подсидеть» - все знают, что сегодня ты ведешь одну программу, а завтра другую, возможно, совершенно непривычную для тебя по формату. И отказаться, в силу условий контракта, ты не можешь. Вот, например, не лучшие времена переживает сейчас Геннадий Малахов. В конце концов, ведет же коллега Ургант кулинарную программу, почему бы Мартиросяну не вести программу о нетрадиционной медицине?
- Я с удовольствием буду ее вести, - говорит Гарик с ерническим энтузиазмом. - Я готов вести ее даже в том случае, если в ней останутся и Геннадий Малахов, и Елена Проклова. Я буду третьим.
- To есть ты все-таки карьерист? - ловлю я его на слове.
- Я не карьерист. Мне абсолютно ничего не надо делать. Мою карьеру за меня выстраивают очень достойные люди, понимающие в телевиденни больше, чем я.
Я удивленно спрашиваю, кто же эти волшебники.
- Сначала это был Александр Масляков, потом Игорь Угольников, потом Константин Эрнст, и этот процесс продолжается.
Начинаю выяснять, чем же он подвигает всех этих людей на строительство его, Мартиросяна, карьеры. Хитро смотрит и говорит, что ничего специального не делает. Может, он умеет дружить с нужными людьми?
- Я бы очень хотел с ними дружить, - говорит Гарик, - но мы очень редко встречаемся и. к сожалению, только по работе.
Гарик не пытается отчаянно отшутить каждый мой вопрос, как это делают многие. Мне это нравится. Юмор -защитная маска, за которой не разглядеть реального человека. Мой собеседник серьезен, хотя едва заметная ирония где-то за кадром сквозит. Но реального Гарика Мартиросяна я все равно разглядеть не могу. И не верю я, что все складывается само собой. Скажет тоже! Мы тем временем позируем на лестнице у подножия подиума. Фотограф Дима просит нас принимать разные странные позы, Гарик все послушно выполняет и старательно не смотрит на мои голые ноги и суперкороткую юбку. Клянусь, ни разу не взглянул! Я таких еще не встречала. Мне даже как-то неловко. Нарядилась, как жертва моды, и думала, что он мне сейчас все как на духу расскажет. Но деваться некуда - надо вытягивать парня на честный разговор. Мне кажется, что о проекте «Прожектореперисхилтон» он будет говорить с большим удовольствием. Мы сидим на краю подиума, я тяну 15-сантиметровую юбку в сторону колен и строго спрашиваю:
- Вот ты говоришь, что в «Прожектореперисхилтон» нет никакой цензуры. Но ведь наверняка есть какие-то темы, на которые тебе хотелось бы пошутить, но нельзя?
- Нет, шутить можно на любые темы, - наигранно серьезно отвечает Мартиросян, - запретных тем не было и нет ни в КВН, ни в Comedy Club, ни в «Прожектореперисхилтон», ни в проекте «Наша Russia».
Верится с трудом. Если бы я не слышала, как хлестко и жестко могут шутить некоторые из этой четверки в моменты, когда рядом нет камер, то я бы наивно поверила Гарику. Эти шутки никогда не появятся в СМИ, потому что ни один человек даже с гипертрофированным чувством самоиронии никогда не позволил бы так шутить в свой адрес. Спорить сейчас бесполезно, доказательств на руках - никаких. Но я продолжаю упорствовать:
- Получается, вы четко ощущаете конъюнктуру юмористического рынка - нашу власть никогда не высмеиваете, зато как только намечается охлаждение в отношениях с руководителями других государств, вы проезжаетесь по ним на веселом танке.
- Нет, это не так, - не соглашается Мартиросян. - Мы комментируем новости, о которых пишут газеты. Мы не можем прийти туда и сказать: «Я вчера слышал во дворе, что Зюганов выступил а Екатеринбурге с такой-то речью».
Мне кажется, Гарик уходит от ответа. Я-то имела в виду формат шуток, а он меня пытается запутать структурой программы. Но получается, что рамки все-таки есть. Интересно, насколько комфортно он себя в них ощущает?
В этот момент мы перемещаемся в кафе и заказываем кофе. Я спрашиваю, какие темы ему было бы интереснее всего обсуждать, если бы можно было выбирать.
- Я бы обсудил закат группы Led Zeppelin, - говорит Гарик поучительным тоном. - Но в газетах об этом не пишут,
- Скажи, а лет через 15 у тебя не пропадет желание вести юмористические и развлекательные программы?
- Мне никогда не хотелось вести юмористическую программу, - вдруг заявляет известный телеведущий, - это получается автоматически, само собой.
Вот тебе раз! Я прямо вижу заголовки прессы: «Сенсация! Известным шоуменом долгие годы управлял автопилот!» Интересно, чем же хотел заниматься Гарик Мартиросян?
- Не ведением юмористических программ, - сообщает он абсолютно серьезно.
- Выходит, ты занимаешься не тем делом, которым тебе хотелось бы заниматься? - я усаживаюсь поудобнее и готовлюсь к откровениям.
- Нет, нив коем случае, - включает задний ход Гарик, -я говорю, что ничего для этого специально не делая. В «Про-жекторпериехилтон» меня пригласили и сказали: «Вот ты будешь одним из четырех ведущих», У меня было право отказаться или согласиться, Я согласился, но специально для этого ничего не делал.
И снова автопилот! Гарик для меня загадка. Делает что предложат. Заниматься этим никогда не хотел. Но предлагают-делает.
- Может, ты просто не лидер по натуре? И ведешь только те проекты, которые тебе предлагают?
- Нет, просто когда мне предлагают хороший проект, то я, слава богу, понимаю, что он хорош, и поэтому в нем участвую. К счастью, у меня не было проектов, о которых было бы стыдно вспоминать. Надеюсь, так будет и дальше. Значит, все-таки ему не все равно, что вести! Но на мой вопрос о собственном будущем Гарик так и не ответил,
и я снова к нему возвращаюсь:
- Вот представь себе, включаю я через 20 лет телевизор, и каким я нахожу Гарика Мартиросяна?
- Старым, дряхлым, немощным юмористом, который может перешутить молодое поколение, - отвечает он мне, не задумавшись ни на секунду,
У этих юмористов семь пятниц на неделе -то он никогда не хотел вести развлекательные программы, а через пять минут обещает и древним старцем вызывать у нас томерический хохот. Мне приносят огром ную чашку кофе, и я понимаю, что даже поднять ее не в силах. Решаю оставить
чашку g покое- Наш диалог и так хрупок. Я никак не могу вывести своего визави на чистую воду,
- А ты вообще тщеславен? - спрашиваю я предельно серьезно.
- Нет, - говорит Гарик спокойно. - Это бессмысленно. Вот тут я почему-то ему верю, Решившись все же поднять чашку, я вижу, как кофе угрожающе меняет уровень над дорогим дизайнерским нарядом. Делать лишние движения опасно. И я решаю «съехать** на женские темы;
- Как ты думаешь, почему сейчас на телевидении есть настоящие мужчины -звезды, а но настоящему блистательных женщин-телеведущих нет?
- Почему же нет? - цин ично улыбается Гарик. - Сергею Светланову очень идут женские платья!
- И все же?
- Потому что наши СМИ уделяют внимание женщинам, которые не реально достигли чего-то, а всего лишь делают вид. Известными они становятся благодаря событиям, которые происходят в их личной жизни. Ровно 90 процентов людей, которых мы видим и о которых мы так много знаем, на самом деле ничего собой не представляют. Этими словами Гарик буквально выпускает джина из бутылки, и мы долго говорим о подмене профессиональных ведущих персонажами, которые известны лишь своими похождениями на страницах желтой прессы.
- Когда журналы пишут про Узта Деймона или Бена Аффлека, я понимаю почему-это люди, которые в 20 с чем-то лет сами написали «Умницу Уилла Хантинга», сами сняли фильм и стали всемирно известны. Я понимаю, когда пишут природу, но я не понимаю, когда пишут про людей, которые только и делают, что ходят по вечеринкам и красиво одеваются.
Про телевидение и СМИ можно говорить бесконечно. Но у меня есть ряд других вопросов, которые не могут меня не интересовать, как женщину. Гарик уже 10 лет живет вместе со своей женой Жанной, и я решаюсь спросить, легко ли живется Жанне со звездным мужем н не нарушают ли многочисленные поклонницы мир в семье* Не моргнув глазом, Гарик заявляет, что поклонницы его никак себя не проявляют и никто их не видит, Я чуть кофе не подавилась! И тут он стал переводить стрелки на коллег:
- Вот Батрутдинову шлют письма, пишут про него песни, снимают клипы. Звонят ему ночью и днем, дежурят у подъезда.
- Неужели тебе никто не оказывает таких знаков внимания? - спрашиваю я, но понимаю, что правды не услышу.
- Видимо, у моих поклонниц страшные проблемы - они неактивны.
Мне начинает казаться, что у Гарика не жизнь, а мечта. Поклонницы пассивно отсиживаются где-то у телевизоров и не беспокоят, а телевизионные боссы, наоборот, активны и постоянно подносят ему дары в виде новых проектов. -Десять лет семейной жизни - это серьезный срок, все мои знакомые мужчины уже либо новые семьи заводят, либо обрастают штатом любовниц. Как вам удается сохранять прекрасные отношения?
- Здесь та же ситуация, что и с работой. Мы ничего специально для этого не делаем. Мы проста веселая семья, это нас и спасает.
- Юмор помогает вам и в повседневной жизни?
- Да» - с хитрой улыбкой говорит Гарик, - Представляете, прихожу я домой: «Ох, я устал, жена, борща налей». И она тихо подносит борщ и садится рядом.
- И спрашивает: «Как день прошел?» - радостно поддакиваю я, как будто сама всю жизнь прожила в такой борщеносной семье.
- А я говорю: Ох, уж этот мой начальник...» Вот таких ситуаций у нас не бывает. Все очень весело. При этом она меня очень хорошо понимает. Все очень тонко чувствует. И не пытается придумывать несуществующие ситуации, как это любят делать многие женщины.
И тут я задаю мысленный вопрос себе: ««Таня, а много ли ты интервьюировала известных мужчин, которые говорили, что да, жена ревнует, я, признаться, люблю тусануть с поклонницами, а она меня регулярно охаживает сковородой! Вот, потрогай шишку, не стесняйся! Ниже, ниже. Вот здесь! Да, детка!» Нет, не было у меня таких персонажей. Я ловлю себя на том, что слишком пристально рассматриваю лицо своего собеседника на предмет шишек и ссадин, и тот уже начинает нервничать. Честно говоря, не представляю, как его можно соблазнить - вот верчусь тут перед ним с голыми ногами снаружи и горячей армянской кровью внутри - и ведь ни один мускул у человека на лице не дрогнул! У меня даже самооценка немного упала, и л, как мерзкая зануда, опять вернулась к теме ревности. Но на этот раз сделала заход с другой стороны:
- Слушай, а как настоящий армянский мужчина, можешь наехать на жену по поводу того, что у нее слишком короткая юбка, что она ярко накрасилась и слишком долго болтала на вечернике, скажем, с Сергеем Светлаковым?
Но дотошной мисс Марпл снова ничего не обломилось. Гарик продолжил бытописание идеальной семьи:
- Нет, мне очень повезло с женой. Она не дает повода, а когда она общается со Светлаковым, то я могу только порадоваться - хоть одна женщина, помимо его жены, пообщается с ним. Это уже радость для Сережи.
Шутки шутками, но время нашей встречи подходит к концу. Выходим из кофейни на улицу. Модная толпа снует вокруг ЦМТ, перебегая с показа на показ. Какие-то длинноволосые красотки позируют фотографам на фоне светящихся букв KFW. Прощаясь, Гарик сообщает, что в ближайшие дни он в связи с ожидаемым пополнением в семействе планирует выпасть из жизни на неопределенное время. Мы быстро целуем друг друга а щеку и разбегаемся в разные стороны. Гарик - к автомобилю, а я на своих полуметровых каблуках вливаюсь в модную толпу и отправляюсь на показ новой коллекции своей подруги.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас