Терминатор: да придет Спаситель

Когда в 1984 году режиссер Джеймс Кэмерон снял первого «Терминатора», никто и предположить не мог, что четверть века спустя его фильм будет признан и современной киноклассикой, и умным кино. Фантастический супербоевик про киборга-убийцу стал хитом советского пиратского видеообмена. Его, наверное, посмотрели абсолютно все редкие в то время владельцы видеомагнитофонов. Но реакция, которую вызывал «Терминатор», обычно сводилась к чему-то вроде: «Ну надо же, как они там в Голливуде снимать навострились!» Впрочем, уже тогда некоторые заметили, что «Терминатор» развивает те же серьезные мрачноватые идеи, на которых основывался знаменитый фильм Стенли Кубрика «2001: Космическая Одиссея».

Терминатор: да придет Спаситель


Сюжет «Терминатора», напомню, состоит в том, что из жуткого будущего, в котором людей уничтожают роботы, в настоящее заслан киборг-киллер. Его цель - убить Сару Коннор, которая еще и сама не знает, что вскоре родит сына Джона. А сын этот, когда вырастет, научит людей, как сражаться с роботами, и возглавит всечеловеческое сопротивление. Во втором «Терминаторе», который тот же Кэмерон сделал в 1991-м, очередной робот-убийца охотится уже непосредственно на Джона Коннора, в тот момент подростка. Как и фильм Кубрика, «Терминаторы» опирались на прогнозы футурологов-пессимистов, что искусственный разум когда-нибудь обретет способность к саморазвитию и самовоспроизводству.

Он начнет создавать и свою идеологию, и свою политику. Скорее всего, он сочтет себя более совершенным, нежели разум человеческий. И тогда возможен тотальный бунт машин против людей. Прогнозы, на мой взгляд, выглядят убедительными. Впечатление от «Терминаторов» подпортил третий фильм 2003 года, не добавивший киносериалу смыслов и как боевик ничем не запомнившийся. Но финал третьего фильма отличился революционной для Голливуда суровостью: искусственный интеллект провоцирует на Земле ядерную катастрофу, уничтожает большую часть человечества и берет власть в свои механические руки. В новом «Терминаторе», который уже четвертый по счету, действие происходит в постапокалиптическом 2018-м.

Джон Коннор (Кристиан Бейл становится, похоже, чуть ли не главной звездой коммерческого кино. Именно он играет теперь Бэтмена. Именно его рассматривали и на роль нового Бонда, прежде чем отдать ее Дэниелу Крейгу. А первую свою роль, о чем мало кто знает, Бейл сыграл в 12 лет в фильме «Мио, мой Мио» Владимира Грамматикова. Параллельно снимался в «Империи солнца» Стивена Спилберга) объединяет людей для борьбы с роботами-убийцами, но пока еще не является тем духовным лидером, которого терминаторы испугаются настолько, что попытаются истребить его в прошлом, в зародыше. Типов терминаторов, гигантских и не очень, летающих, водоплавающих, изрыгающих пламя и пр., великое множество. Сражений, погонь, взрывов, перестрелок столько, что не сосчитать. Добавляет ли фильм сериалу новые идеи - подумаем отдельно.

Жаль только, что в новой картине нет Шварценеггера. Четверть века назад никто и предположить не мог, что культурист с горой мускулов будет в конце концов признан вполне себе симпатичным актером, которого полюбят многие настоящие киноманы. Шварценеггеру, ставшему губернатором Калифорнии, теперь не по чину мелькать на экране, да еще в коммерческих боевиках. Но раскрою секрет: в небольшом, причем концептуально важном эпизоде Шварценеггер все-таки появится. Он не решился сниматься сам, но дал согласие на то, чтобы его оцифровали и в таком виде выпустили на экран. Так что Шварценеггер в четвертом фильме - никак не человек. А натуральный, с помощью искусственного интеллекта созданный терминатор.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас