Путешествие в Узбекистан

Сюда охотно едут искатели приключений, а приключения, как известно, бывают разные. Как, например, встреча с узбекским милиционером. На первый взгляд, сплошная неприятность, намеки на взятку… Но сколько удовольствий можно получить от общения! Главное – быть наготове.
Мы подготовились обстоятельно: перечитали книгу «Ходжа Насреддин». Она потом и в самом деле помогла воспринимать узбекские приключения с юмором. Могу заметить, что со времен неугомонного путешественника особенных изменений в стране не произошло. Разве что купцы сменили верблюдов на автомобили Uz-Daewoo, а сторожа – свои чалмы на более современные фуражки. Сущность осталась та же: простодушие населения и вседозволенность власть предержащих.

Путешествие в Узбекистан


Ташкент встретил портретами отца всех узбеков и по совместительству президента страны Ислама Каримова, а также жадными таксистами. В наши планы культурного обогащения столица не вписывалась, поэтому уже утром мы отправились через горный перевал в Коканд. Вопрос, где ночевать, в этой стране волнует разве только иностранных туристов: выходя из автобуса или такси, мы громко приветствовали прохожих: «Ассалам аллейкум! Мы из России! Где бы нам переночевать?» Что-то такое, наверно, звучало в нашем вопросе – или в душах узбеков? – потому что в каждом новом городе и месте люди непременно улыбались в ответ: «Пошли ко мне».

В первый наш вечер в Коканде нас пригласили в дом фундаментальных мусульман на женскую вечеринку, которую традиционно устраивают во время Рамадана. Через несколько часов уже казалось, что мы – часть этой большой семьи, а через несколько дней вместе с другими женщинами нас повели на свадьбу. Нет, не отдавать замуж – стать гостем на узбекской свадьбе может каждый: едва услышав звуки барабанов, бегите скорее, это зрелище!

Одетого, как принц, жениха всем обществом ведут с музыкой и танцами к невесте. Часто это и есть самая первая встреча молодых: кто кого полюбит, здесь предварительно решают родители. Что же, это их дела, а наше – попробовать свадебного плова, без которого, как и без бараньего шашлыка, не обходится ни один праздник. Нужно признать, из-за стола здесь выйти нелегко: узбекская кухня – это сплошной праздник. Даже в мусульманский пост. Ислам здесь своеобразный, с советско-утилитарным уклоном.

Этот небольшой городок никак не хотел нас отпускать. Ну, разве можно пройти мимо пекарни в маленьком дворике, не выпив каплю с пекарем, измазанным в муку? Или избежать процедур изгнания из себя злых духов около мавзолея Шохон?

Дорога из одного узбекского города в другой – отдельная сказка странствий. Передвигаться по стране лучше всего на такси с попутчиками, чтобы было дешевле, – так делают местные, и в каждом городе есть определенное место посадки. А попутчики радостно накормят заморского гостя теплыми коржами, и наперебой будут советовать таксисту, где остановиться для лучшего фотоснимка.

Узбекские дороги немного однообразны и пустынны, а развлечения ограничиваются остановкой у придорожной чайханы. Одним из таких зрелищ, безусловно, являются ишаки, везущие кладь. А вдоль дорог тянутся бесконечные хлопковые поля — белое золото Узбекистана. Проехать мимо, не увидев воочию, как собирают хлопок? Конечно, мы прервали путь и с трепетом взяли в руки заветную коробочку с белой ватой внутри. Раз в году, а именно в сентябре, поля становятся снежно-белыми от зрелых коробочек, и все работоспособное население страны бросается на борьбу за урожай. Рабочие, студенты, очень много школьников… Как и в советские времена, узбекам «спускают план» по сбору хлопка. Кто не выполнил – «секир-башка», лишение должностей и зарплаты, кто перевыполнил – «медаль на халат!» Но независимо, какое тысячелетие на календаре, пейзажи необозримых хлопковых полей вызывают просто-таки эстетическое восхищение.

К ночи доехали до Самарканда, столицы великого Тамерлана (Амира Темира). Спалив и истоптав полсвета, он вернулся сюда, чтобы построить город, в котором не удивлялись бы могуществу этого человека, разве слепые. Чего стоит только площадь Регистан с изобретательной архитектурой мечетей и медресе – религиозных школ. Под куполами последних сегодня мастерские самаркандских керамистов. Это, по-видимому, лучшее место для покупки сувениров в городе. Немного дальше – мавзолей самого Темира, который многие из местных обходят как можно дальше. На то есть причины: мавзолей раскрывали один раз, 21 июня 1941 года, не обратив внимания на предостережение местных аксакалов и вырезанные на нефритовом надгробии заклятия. А на следующий день, то есть 22 июня, вспыхнула война… В разгар битвы под Сталинградом могилу опять запечатали. Такие вот мистические факты.

А в воскресенье – большой базарный день, Древний Сиабский рынок в Самарканде бесконечен, как завоевание Тамерлана, и так же бесконечно можно пробовать его сладкие и пряные яства и напитки.

Попав в благородную Бухару, которой недавно исполнилось 2500 лет, мы решили, что нас перенесли во времени назад на тысячелетие. Больше всего поражает, что все местные выдающиеся достопримечательности и исторические декорации не «музеезованы», а наполнены жизнью, как и много веков назад. Стучат молотки в кварталах жестянщиков, так же вручную ткут свои шелковые полотна ткачи, и во всех найдется время на улыбку и чашку чая с любознательным гостем. В путешествиях по узким улицам города среди глиняных домиков мы терялись, не имея ни малейшего представления, куда идти дальше. Выручало все-то же приветствие «Ассалам алейкум!», которое как волшебное отворяет двери и сердца узбеков. Открыло оно даже тяжелые двери минарета Калян, ключник которого решил сопровождать нас на самый верх. Непростое это дело: преодолеть тысячи ступенек крученой лестницы, но вид на город с высоты птичьего полета достоин этих усилий.

А вечер провели у любимого озера Ходжи Насреддина — Ляби-хауз. Здесь частица вечерней жизни средневековой и настоящей Бухары. В ресторанчиках вокруг пруда тысячи лет готовят приблизительно те же блюда: плов, манты, шурпу со слоем жира в палец толщиной и шашлыки из барашка и курицы. На низеньких столиках-дастарханах можно устроиться, полулежа и попивая зеленый чай, наблюдать, как звезды отражаются в воде, как аксакалы в бархатных халатах ведут свои неспешные разговоры за партией в шахматы или нарды. В такие мгновения, кажется, что это и есть единственная реальность, а суета мегаполиса – бессмысленный сон.

Короткий перелет на родном старике «Ми», который так скрипит, что видно, как губы многих пассажиров повторяют молитву Аллаху. И вот мы на другом конце Узбекистана. Столица Каракалпакской автономии Нукус! Вокруг совсем другие лица, другой характер, традиции. Каракалпаки похожи на казахов, когда-то они носили черные шапки, колпаки, отсюда и название народа. Шапок и сегодня немало: главный бизнес региона – каракуль. Но мы здесь ищем на карте Аральское море. Дорога с Нукуса в Муйнак – 200 километров пустыни. Она засыпана тонким слоем песка, похожего на чистую муку. Это соль, которую ветер разносит со дна высохшего Аральского моря по всей Каракалпакии.

На въезде в полувымерший Муйнак стоит дорожный знак с рыбиной. В прошлом рыбацкий порт на берегу Аральского моря – теперь это город, затерянный в песках. Море отступило отсюда на 50 км, а река Амударья, по которой когда-то ходили теплоходы, превращается уже возле Нукуса в цепочку луж. На месте муйнакского причала – памятная стела с надписью «Aral Sea», дальше – песок с ржавыми остатками кораблей. Они почти все разобраны на утиль.

Ветер доносит ароматы моря, и от этого становится еще тоскливей. Женщина с детьми собирает хворост. «Не фотографируйте, пожалуйста, нам стыдно за нашу жизнь». За городом дорога обрывается. Дальше – ничего. Так вот как, оказывается, выглядит край земли…
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас