Анжелина Джоли и Брэд Питт

Джоли и Питт продали фотографии своих новорожденных близнецов за 15 миллионов долларов, хотя первая фотосессия Шило Нувель «ушла» всего за 2 миллиона. Но всю полученную сумму образцовая семья по традиции собирается потратить на благотворительность. В холле гостиницы, где я ожидаю звезду, темно и тихо, в ресторане — абсолютно пусто. Столик в самом конце зала накрыт на двоих. Однажды мне уже приходилось брать интервью у Анжелины Джоли, потому я знаю, что нужно сесть лицом к залу. Проходит совсем немного времени, и я вижу, как она направляется ко мне уверенным шагом. Безусловно, она прекрасна, но нет в ней ничего вызывающего или вульгарного, как может показаться. И даже губы и глаза ее вблизи не кажутся такими уж крупными, как на экране.

Анжелина Джоли и Брэд Питт


Черный пиджак, белая блуза без рукавов, широкие брюки скрывают мягкие изгибы бедер. В актрисе нет ничего нарочитого. Зато в избытке дружелюбие, доброта, простота, обаяние, чувство юмора. Мы помним ее неукротимую героиню в фильме про психиатрическую лечебницу «Прерванная жизнь», где 24-летняя Джоли смогла доказать драматический талант, сорвав «Оскар». Супермодель-наркоманку в сериале «Джиа», воительницу в «Ларе Крофт» и, наконец, сильную женщину в «Большом сердце», фильме о геополитике и настоящей любви. И если девушка со странностями была создана для роли в «Прерванной жизни», то воплощение переживаний героини «Большого сердца» — естественны для 33-летней актрисы, которая встретила настоящую любовь. С Брэдом Питтом они познакомились в 2004 году на съемках фильма «Мистер и Миссис Смит», и с тех пор вместе. Как только речь заходит о Брэде, лицо Анжелины становится мягким и мечтательным, а речь — более медленной. Я спрашиваю ее о первых впечатлениях, которые оставила у нее встреча с Питтом. «На съемках мы отлично проводили время: стреляли из оружия, вместе носились на мотоциклах. В общем, все как я и предполагала, — Анжелина, тихонько посмеиваясь, сделала глоток из бокала с красным вином. — Естественно, вот так, с первого взгляда я не могла сказать, что это тот самый мужчина, который станет прекрасным и преданным отцом моим детям. Я никогда не зацикливалась на отношениях, меня устраивало положение вещей, при котором я была матерью-одиночкой и меняла любовников. Отношения с кем-либо на тот момент были последним, что меня интересовало в жизни. Но Брэд — он гораздо сложнее и глубже, чем можно себе представить. И намного больше мужчина, чем все те мужчины, которых я в своей жизни встречала». На вопрос о том, когда именно она полюбила Питта, Анжелина со смехом отвечает: «О! Думаю, мир узнал об этом намного раньше, чем я сама!» Не могу удержаться и спрашиваю, когда они впервые признались друг другу в любви. Анжелина вскидывает бровь и отвечает: «Не припомню, чтобы мы когда-то делали это. Естественно, мы говорили друг другу слова любви. Но не было в этом какого-то пафоса, четко зафиксированного момента, чтобы потом этим кичиться». Джоли неожиданно говорит: «Брэд бы смеялся как сумасшедший, если бы был сейчас с нами. Думаю, первое, что я скажу, вернувшись домой: «Дорогой, мне пришлось ответить на огромное количество вопросов о тебе! Ты обязательно должен прочесть эту статью, потому что вся она пропитана моим счастьем.

Но меня будет напрягать мысль о том, что теперь ты все знаешь», — свою тираду она заканчивает ироничным смешком. Трудно себе представить, что они, такие богатые, красивые и глянцевые, борются за права обездоленных людей. В 2005 году они ездили по разрушенному землетрясением Пакистану, свое первое совместное Рождество провели в Коста-Рике с камбоджийскими беженцами. А сейчас семья поселилась во Франции, чтобы проще было посещать любые страны мира. Помощь обездоленным семьям — часть работы Анжелины как посла доброй воли ООН. Она говорит с опаской: «Почему-то все считают, что Брэд изменился именно когда мы стали жить вместе. На самом же деле еще до того, как мы познакомились, он был очень озабочен тем, что происходит в мире. Хотя много путешествовать он начал уже со мной. Вместе мы стали строить семью и немного поболтались по миру. Мне не хочется, чтобы кто-то придрался к моим словам или, того хуже, манипулировал ими. Но с Брэдом мы на одной волне и смотрим в одном направлении, это очень помогает. Я надеюсь на то, что когда он о чем-то меня спрашивает, его действительно интересует мое мнение, он делает это не из вежливости, ему на самом деле не все равно. Мы можем спорить на темы политики, смертной казни, мы вообще очень любим дискутировать. Но каждый раз ему приходится напоминать мне о том, что мы не ругаемся, а всего лишь спорим. У меня был момент в жизни, когда я была эмоционально истощена, буквально раздавлена, предпочитала уединение. Но Брэд — прекрасный слушатель, он умеет давать ценные советы.

Мы оба отлично поработали над тем, чтобы в нашей семье царила атмосфера честности и доверия. Все невзгоды, которые встречались на нашем пути, сделали нас только еще ближе. Это — именно то, что называется отношениями». Как Питту удалось вытащить ее из раковины, в которой она пряталась? Анжелина улыбается: «Я не знаю, как он это делает, но... я много говорю в ванной. Легче говорить, когда ты без одежды. Разденься вместе со мной, и я заговорю!» — хохочет она. Я задаю ей вопрос, который волнует добрую половину их поклонников. Когда же, наконец, самая прекрасная и образцовая пара Голливуда поженится? «Мы совершенно не против брака, — отвечает она. — Мы никогда детально не обсуждали, почему до сих пор не женаты. Но оба уже обожглись и знаем, что никакие церемонии или брачные контракты не являются залогом того, что ваш союз будет удачным.

Тяжелый ежедневный труд над отношениями и общие дети — вот что гарантирует семье прочность». Я спрашиваю ее о прошлом имидже плохой девчонки, а в ответ Анжелина улыбается: «Если бы мама была сейчас жива, она бы подтвердила, что я никогда не была «плохой», наоборот, восхитительно спокойной девочкой. Просто я всегда любила приключения и люблю их до сих нор. С тех пор как мы стали родителями, все свободное время проводим дома, нам это безумно нравится. Но точно так же нравится гонять на мотоциклах, управлять самолетами, посещать небезопасные места. Мне кажется, я никогда не была ни хорошей, ни плохой. Просто росла и менялась. И всегда была одним и тем же человеком». Отец Анжелины, знаменитый актер Йон Войт очень пил и бросил семью, когда Энжи была совсем маленькой. Их отношения с годами становились то лучше, то хуже, пока Войт не объявил дочку сумасшедшей и опасной для ее приемного сына. Актриса прекратила любое общение с родителем. Потому она так ценит тот факт, что Брэд все свое свободное время проводит с детьми. Сейчас они вместе воспитывают двухлетнюю дочь Шило, шестилетнего камбоджийского мальчика Мэддокса, четырехлетнего Пакса, которого в 2007 году Анжелина привезла из Вьетнама, и трехлетнюю Захарию, удочеренную в 2005 году в Эфиопии, а недавно их семейство снова пополнилось. Анжелина родила девочку Вивьен Маршелин и мальчика Нокс Леона. «Брэд — лучший отец, которого я знаю, и я обожаю его.

Несмотря на то что все наши дети разные, он старается быть нужным каждому из них. Брэду, на мой взгляд, действительно удается объединить в себе все те черты, которыми должен обладать идеальный глава семейства. И по тому, как они скучают, когда его нет дома, видно, что они по-настоящему любят своего папу. Я так счастлива за своих детей, особенно за Мэда. Ведь я не была уверена в том, будет ли у него когда-нибудь отец. И когда вижу, как они привязаны друг к другу, мое сердце радуется. Нет ничего сексуальней мужчины, если он отличный отец твоим детям». «Мне понравилось быть беременной, и, к счастью, рядом со мной постоянно был мужчина, который находил это мое состояние сексуальным. Хотя это нелегкая ноша — быть многодетной мамой. Не в смысле работы — тут как раз все проще. В году на пять месяцев съемок приходится семь месяцев отдыха. А вот с детьми особо не отдохнешь. Чуть свет они уже все в нашей постели. Мы, конечно, стараемся это пресекать, объясняя, что есть время «только для мамы и папы». Но всегда как минимум один малыш пытается втиснуться между нами». Имя малышу Паксу перед смертью выбрала для внука мать Анжелины, Маршелин Бертран.

Ей было всего 56, и ее смерть от рака стала для Анжелины большим горем. Поэтому новорожденной дочери она дала имя своей матери. «Она так сильно страдала в последние годы, и я даже рада, что она больше не мучается. Я могла потерять ее еще 7 лет назад, когда мама только заболела. Теперь ей не больно, она прожила на 7 лет больше, чем обещали врачи, успела увидеть свою внучку Шило. У меня была мама, которую я очень любила и с которой мы были очень близки. Да, мне кажется несправедливым, что она умерла такой молодой. Я стараюсь делать людям добро, у меня есть возможность приехать в любую точку мира и, увидев разрушенную школу, сказать: «Я отремонтирую ее!» Это у меня от мамы. Она никогда не была так богата, как я, но я не знала человека более щедрого и сопереживающего. Она помнила обо всех днях рождения, и не было среди ее друзей человека, которого бы она забыла поздравить с Рождеством. Когда у тебя миллионы долларов — не так сложно ездить по миру и помогать нуждающимся. Мама же была просто хорошим человеком, хорошей со всеми и каждый день. Это сложнее всего, ведь никто не замечает твоих заслуг, все воспринимается, как должное».

Кончиками пальцев она вытирает со щек слезы. «В день, когда мама умерла, все члены семьи собрались в ее больничной палате. Я летела из Нового Орлеана, и ровно через час после того, как мой самолет приземлился, ее не стало. Она словно знала, что все мы воссоединились. Это одновременно и самый худший, и самый лучший день в моей жизни, когда видишь, что все члены семьи рядом и заботятся друг о друге. Это был последний подарок мамы всем нам». Анжелина очень благодарна Питту за поддержку, которую он оказал в сложный момент ее жизни. «Он помогал мне во всем, решал бытовые вопросы, нашел место для кремации. Момент, который врезался мне в память — как Брэд обнимал моего плачущего брата. Он прекрасно понимает, как важны для меня воспоминания о матери и постоянно спрашивает о вещах, с ней связанных, которые для меня дороги. И я знаю, что есть кто-то помимо меня, кто будет рассказывать детям, какой особенной была их бабушка».

Для Джоли ее дети навсегда в сердце. Но не только. На левом предплечье она вытатуировала координаты, широту и долготу мест, где каждый из них пришел в этот мир. «Мэд, Зи, Паке и Ши», — показывает она мне полоски текста, написанного угловатым шрифтом. «Вскоре мне набьют координаты малышей», — рассказывает Анжелина. И сложно предугадать, сколько еще татуировок с координатами появится рядом с этими. Джоли улыбается: «У меня еще много места!» А как же Брэд? Почему нет его координат? Она снова улыбается: «Брэд — он где-то в другом месте!»
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас