Ава Гарднер. Боксерская любовь

После смерти отца, когда дела на ферме пошли из рук вон плохо, 16-летняя девушка поняла, что ее будущее — курсы секретарш в ближайшем городке Смитфилд и муж из местных клерков. И завидовала сестре Баппи: в нее влюбился фотограф Лари Тэр и увез ее в Нью-Йорк. Как и все молодые девушки, Ава ждала своего принца на белом коне. Когда Баппи позвала ее погостить, Ава, несмотря на недовольство матери, с восторгом приняла приглашение. Лари Тэр, владелец фотоателье, пришел в восторг, увидев свояченицу: «Вот ее-то фотографии точно привлекут клиентов!». Люди действительно стали останавливаться, заглядевшись на снимки Авы, которые Лари выставил в витрине. А потом, как в сказке, к Тару зашел агент киностудии «Метро Голдвин Майер», и Аве предложили то, о чем мечтают миллионы девчонок, — сниматься в кино. Могущественный босс киностудии, продюсер Льюис Майер, увидев кинопробы юной Гарднер, сказал буквально следующее: «Разговаривать она не умеет, передвигаться не умеет, играть не умеет, да ничего она не умеет... Но черт возьми, она очаровательна!» И сделал Аве Гарднер предложение — голливудский контракт на семь лет, $ 50 в неделю для начала, от которого та по простоте душевной думала отказаться. Ее уговорила сестра. «О'кей, я туда поеду, — заявила Ава домашним. — И первое, что там сделаю, — выйду замуж за большую кинозвезду, и буду счастлива!» Первая часть ее желания вскоре сбылась, но вот осуществилась ли вторая?..

Ава Гарднер. Боксерская любовь


«МИСС СВОЙ ПАРЕНЬ»
Гарднер выбрала в мужья Микки Руни, но счастья этот брак не принес. После развода Ава сняла апартаменты в доме, рядом с которым возвышался небоскреб, где находилась гарсоньерка Синатры — квартира для дружеских вечеринок и всего того, что не должно былобыть на глазах у семьи. Бывавшие там вспоминали, что Фрэнк в разгаре веселья выходил на балкон «петь серенады малышке Гарднер». Теперь она решила жить в собственное удовольствие. Полюбила ночные клубы и шумные компании, где, по воспоминаниям очевидцев, «Ава могла скушать в два раза больше всех и в три раза больше выпить». Синатра, присутствовавший на премьере «Убийц», решил, что пора переходить к более активным действиям, нежели серенады на балконе, и предложил Аве вместе от обедать. Но, к его удивлению, проверенный запас средств обольщения в случае с Гарднер не имел успеха. Синатре сразу же напомнили, что он женат. Обычные отговорки вроде «Да с Нэнси давно все кончено, а вот дети... ты должна понять» не сработали. А в остальном певец Аве очень понравился — веселый, открытый, к тому же ее интриговало то, что пресса перемывала ему косточки, как никому другому. Чем чаще она созирцала Фрэнка, тем более влюбленным становилось увеличивающееся в ней чувство. В 1949 году Ава наконец сдалась. Что тут началось! Газеты пестрели заголовками «Гарднер — потаскуха», бомонд выражал сочувствие Нэнси Синатре и негодовал по поводу поведения кумира нации. Фрэнку, который до того не выставлял напоказ своих любовных интриг; казалось, было плевать на свою репутацию. «Интересно, что вы подарите друг другу? — усмехались друзья. — Боксерские перчатки?» Даже на свадебном пиру не обошлось без эксцентричных выходок. Фрэнк по старой привычке приклеился к одной миловидной гостье, а Ава в ответ запустила в него обручальным кольцом. Тем не менее видевшие их во время медового месяца утверждали, что выглядели они как самые счастливые люди на свете.
ЧЕРНАЯ ПОЛОСА
Как будто сама жизнь решила испытать их отношения на прочность. На удачливого в делах Фрэнка один за другим посыпались удары судьбы. Его романтические песни выходили из моды, уступая место музыке в стиле кантри. Радио и студия звукозаписи отказались продлевать с ним контракты. На годовщину свадьбы Фрэнк преподнес Аве кольцо с бриллиантом. Только вотжена не знала, что куплено оно на ее деньги. Заработки жены, напротив, все возрастали: зрители ее боготворили. Все это очень задевало Синатру. Однажды, когда Ава появилась на его концерте и зал встретил ее аплодисментами, он рявкнул в микрофон: «Я вам не мешаю?» И тут его в первый раз освистали. Придя домой, Фрэнк достал пистолет и разрядил всю обойму в супружескую кровать. А в 1950 году случилось самое страшное: «Я открыл рот, а оттуда вылетело лишь облачко пыли». Певец утратил свое главное достояние — голос. Но главным разрушителем этой пары оказалась ревность, причем обоюдная. Когда Ава уезжала на съемки, Фрэнк мучился от мысли, не изменяет ли она ему. Без конца звонил ей, даже нанял частного детектива следить за женой. В свою очередь Аве «доброжелатели», вроде старого обожателя ГовардаХьюза, нашептывали о длинноногих танцовщицах из Лас Вегаса, с которыми проводит время ее благоверный. Истории про девочек из Лас Вегаса были сущей правдой, но и Аву верной женой не назовешь. На съемках в Испании она увлеклась жгучим красавцем танцором. Ухаживания Говарда Хьюза актриса тоже не считала нужным отвергать. По сути, находясь в брачных узах, Ава и Фрэнк хотели иметь каждый свою личную свободу, но при этом хотели, чтобы один из них отрекся от нее ради другого. «Возможно, если бы я смогла поделиться им с другими женщинами, мы были бы счастливы», — призналась однажды Ава. Неожиданно в 1954 году у певца восстановился голос, а после «Оскара», полученного за роль итальянского солдата Маггио в фильме «Отсюда в вечность», карьера Синатры вновь пошла в гору. Роль Маггио выхлопотала для него Ава. Она же, как утверждали критики, «научила Синатру петь «мучительные» песни»: после всего пережитого певец изменил манеру исполнения, которую назвали «возбуждающей смесью печали и страсти». Он вновь поднялся на вершину хит парадов и зарабатывал столько, что на запонки мого истратить $ 30 тыс. Ему внимал весь мир. Казалось бы жизнь наладилась. Но во время громкого бракоразводного дела в 1957 году у Синатры было такое выражения его лица, как будто ему подписывают Пожизненное заключение. И у его бывшей супруги тоже.
В ПОСТЕЛИ С МАЛЬЧИКОМ
После развода Ава осела сначала в Испании, всей душой прикипев: к Фламенко, корриде и тореадорам, с которыми кутила по ночам в тавернах. Затем и это ей наскучило, иона переехала в Лондон. Продолжала сниматься, но говорила: «Я делаю это ради денег, вот и все. Вы думаете, я что-нибудь понимаю в кино?» Замуж Ава больше не вышла. При случае она не упускала возможности расспросить о Синатре друзей и знакомых. Актриса делала это как бы мимоходом, с показным равнодушием. А Фрэнк тем временем стремительно пополнял список своих любовных историй. Причем старался, чтобы слухи о них обязательно дошли до Авы. «Фрэнку просто не доступен оригинал, поэтому приходится довольствоваться бледными копиями», — язвила она. В 1966 году Синатра позвонил ей в Лондон и сообщил: «Сегодня женюсь в третий раз. Но знай, какие б отношения у меня не были с этой девчонкой, я по-прежнему люблю тебя». Ава повесила трубку. На следующий день пресса сообщила, как недоброжелательно выразилась она, увидев свадебную фотографию Синатры и его юной, коротко стриженной жены: «Я никогда не сомневалась, что он будет в кровати с мальчиком». Через десять лет Синатра женился в последний раз. Бывшая танцовщица Барбара Маркс, став хозяйкой его виллы, убрала со двора статую Авы, простоявшую там более 20 лет. Ей не нравилось, что Синатра регулярно ездит в Англию, чтобы провести всего несколько часов в обществе кинозвезды, жившей затворницей. Постаревшие Фрэнк и Ава любили сидеть у камина. О чем они разговаривали, никому не известно. В конце 80-х Ава тяжело заболела и умерла.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас