Евгений Леонов. О добром сердце

— Мы, актеры, и в киосках продаемся по 23 копейки, и в кинотеатрах «крутимся», потому зритель к нам благосклонен, узнает. Как-то раз я на один завод приехал выступать: вахтер мои документы долго-долго изучал, а потом в лицо посмотрел, заулыбался и чуть меня не облобызал: «Ах ты, мой родной Пуговкин!» Или вот поговаривают, что Леонов с ума сошел — седьмой раз на артистке Чурсиной женится...

Евгений Леонов. О добром сердце


Чепуха, конечно, зато приятно, что помнят. Но, конечно, не только такого интереса к искусству мы ждем от зрителя. Мне запал в душу рассказ о том, как на Кубе бойцы революции смотрели в свое время фильм «Коммунист». Когда бандиты стреляли в Василия Губанова, все партизаны вскочили— а просмотр шел в лесу, экран был натянут между деревьями — и стали кричать, потрясая оружием: «Держись, Амиго, не умирай! Мы тебя совсем!»

И стреляли в бандитов на экране... А как теперь говорить о братской помощи, если Азербайджан не пропускает вагоны с продуктами в соседнюю республику?! Где искусство, которое очищает душу добром? Режиссеры наши занялись в основном развлекательными жанрами, и никто не хочет понять, что это не магистральная дороге искусстве. Что нельзя забывать о яркой личности на сцене, экране, что надо лечить людей верой.

Самое страшное, я считаю, что забыли о Боге. Мне сейчас выпала счастливая возможность поразмышлять на сцене Московского театра имени Ленинского комсомола о добром сердце. Исполнилась давняя мечта. Я говорю о спектакле «Поминальная молитва»: Г. Горин написал эту пьесу по «Тевье-молочнику» Шолом-Алейхема, поставил М. Захаров.

Премьера должна была состояться еще год назад. Но тогда я тяжело заболел, чуть не умер (пережил клиническую смерть, побывав на том свете целых 98 секунд). Поэтому работу возобновили лишь недавно... Ну, а в кино пока не снимаюсь, врачи не советуют. Но предложения есть, это обнадеживает.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас