Известный польский кинокритик Януш Газда

Актуальны вопросы сотрудничества Польши и Украины: Государственное агентство Украины по вопросам кино наконец инициирует подписание межправительственного соглашения о совместном кинопроизводстве. Прежде этот документ будет предусматривать налоговые льготы для кинопроизводителей двух стран. Только, признается наш собеседник, он уже находится за пределами актуального кинопроцесса в Польше. Известный польский кинокритик Януш Газда готов поделиться своими мыслями и наблюдениями.

Известный польский кинокритик Януш Газда


- Господин Януш, как недавно стало известно, Польша и Украина будут разрабатывать межправительственное соглашение о совместном кинопроизводстве. Аспекты, по вашему мнению, она должна включать в первую очередь?

- Сейчас я уже оторван от кинематографа, поэтому комментировать это не мне.

Я рад, что это происходит, хотя и с таким опозданием. Сотрудничество между нашими кинематографистами стоило построить гораздо раньше. Хотя здесь тоже есть сложности. Так, недавно Роман Балаян (украинский кинорежиссер) попросил меня посоветовать ему одного из авторитетных кинематографистов, который бы активно работал и в Польше, и в Украине. И я даже затрудлнился с ответом ...

С Литвой, например, у нас немало общих писателей. Тот же Мицкевич, которого они называют Мицкявичусом. Он, хотя и литовец, писал на польском. С Украиной тоже были культурные связи прежде - например, Иван Франко публиковался в медиа польской ... Но здесь можно привести лишь отдельные примеры.

В этом году в программе «Молодости» большинство лент, созданных в Болгарии и Греции, Венгрии и Германии. Но, мне кажется, пришло время делать и польско-украинские ленты. Проблематика найдется.

- Вы говорите о актуальны до сих пор исторические вопросы?

- Да, и для такого кино важно найти специальный подход. Ведь между нашими народами были хорошие отношения, а были и конфликты. Однако в фильмах на историческую тематику следует говорить правду и с одной, и с другой стороны. Важно найти идею и смысл, чтобы фильм показывали одновременно и отношение поляков, и отношение украинцев. И чтобы это было приемлемо для них. А сейчас это такая проблема, как квадратное колесо.

Например, среди наших кинематографистов желание найти такой подход я не вижу. Сейчас один из самых современных наших режиссеров начинает съемки фильма «Волынь» (Воцлав Смаржовски. - ТК). Мне кажется, что в фильме будет представлен только польский взгляд на Волынскую резню. Возможно, так и должно быть, если рассматривать эту картину как начало темы. Не знаю. Но знаю, что в Украине этот фильм, скорее всего, примут плохо. И это обидно, ведь это история, это было давно, и об этом надо помнить, ведь от прошлого никуда не деться. Но такие картины не должны быть поводом для конфликтов теперь.

Взять хотя бы Степана Бандеру. Я понимаю, что он герой Украины, боролся ее независимость. Украина была в такой ситуацийи. Я даже иногда понимаю тех украинском, которые вдруг объединялись с немцами. Ведь они могли считать это шанс для получения независимости. Были в истории Украины и предатели, и негодяи - как и в каждой стране. Поэтому к таким темам нужно подходить с осознанием того, что это очень сложный вопрос. Например, организация Бандеры истребляла поляков на Волыни. Как все было на самом деле, мы никогда не узнаем точно на сто процентов. Но начнем с того, что Бандера боролся за независимость Украины. Каждый человек, каждая нация допускает ошибки. Возможно, с Волынью Бандера просто ошибся.

- Во времена Майдана в Киеве было немало польских журналистов, тем, как Бартек Маслянкевич вместе с Мартином Фонфара, подавали коллегам пример смелых поступков. Или готовили польские кинематографисты материалы для фильмов о тех событиях?

- На польском телевидении вышла значительное количество репортажей с Майдана. Думаю, что должны быть и документальные ленты по этим материалам. Надо было бы сделать документальный фильм, ведь Майдан стал важным событием, и для нас тоже. У нас большинство общества убеждена, что Украина должна быть самостоятельным государством.

И сейчас большинство поляков не хотят Львова, как было 25 лет назад. Для нового поколения эта тема уже не слишком актуальна, а среди моих знакомых, например, по Львову никто не тоскует. Они считают украинским городом.

Ну, так сложилась история, что во Львове было очень много поляков. Но среди них были и Украинцы, которые имели украинские корни, а затем переехали в Польшу. Так же часто случалось, например, что украинским воеводами были ополяченные Украинцы. Так, во Львове поляки были, но в селах вокруг жили Украинцы. И все-таки исторически это украинский город.

- Вы хорошо знакомы с украинским кино времен Советского Союза ...

- Да, на рубеже 1960-1970-х годов. Но потом, как мне кажется, в Украине не сняли ничего такого уж необычного.

- А фильм «Племя» уже видели?

- Еще не успел.

- Эта лента появилась благодаря финансовой поддержке Государственного агентства по вопросам кино. После изменений в стране ведомство находится на этапе формирования новой политики киноотрасли. И одна из озвученных его руководством тезисов - необходимость идеологии как инструмента формирования общих ценностей, символов и мифов, на которых базируется национальная культура.

- В целом это предсказуемый и очень плохой финал для киноискусства - если государство начнет насиловать кинематографистов, чтобы они делали то, что она хочет. Очень нехорошо, если в Украине есть такая тенденция.

Думаю, речь может идти об отдельных фильмы в этом направлении. Но кинематография не имеет подчиняться правительству идеологически.

- Каково ваше мнение о представленном на «Молодости» фильм «Братья. Последняя исповедь »Виктории Трофименко? Или прозвучало в нем, например, тема украинского поэтического кино?

- Не знаю, имею ли я моральное право оценивать эту работу как человек из другой страны ...

- Но ваше мнение очень интересно!

- Ну все-таки этот фильм - самоубийственный путь. Если идея заключается в том, чтобы создать настоящее украинское кино, то зачем произведение сценария брать из Скандинавии?

Фильм показался мне неинтересным. Не знаю даже, почему. Мне кажется, надо снимать современность, а не повторять то, что уже было, и брать чужие темы. Говорить о гуцулов в 1960-х было совсем другой вещью, чем сейчас ...

Инспирация украинским поэтическим кино 1960-х и начале 1970-х - это не путь для нового кино. Это уже было, это было прекрасно и эмоционально совершенно. Это даже было положительным явлением, поскольку побудило к ощущению украинскости. В определенной степени в украинских фильмах того периода ощущалась тоска по Карпатами как мифом свободы ...

Кстати, о свободе расскажу вам анекдот из реальной жизни. В начале перестройки я был на Майдане в Киеве. Тогда именно внезапно арестовали украинского диссидента - не помню, к сожалению, его фамилии. Год я не запомнил, а место знаю точно. Там продавались запрещенные книги, и я даже приобрел значок с трезубцем. Тогда это было что-то чрезвычайное. Рядом стояли и спорили об этом диссиденте несколько человек. Одни говорили, что хорошо, что он сел - особенно мужчина, который, я думаю, был русским. А разные участники разговора возмущались тем, что человек попал в тюрьму за свои взгляды. А тогда тот «русский» поднял тему фашистов и Бандеры. Я включился в разговор и тоже заговорил о Бандере. Но тот, кто был против всех, отметив, что все набросились на него, пошел. И тогда самый активный из участников дискуссии спросил у меня: «Вы, случайно, не из Прибалтики? Говорите по-русски с таким акцентом». Говорю: «Нет, я поляк». Он задал мне какие-то вопросы, мы начали говорить о нашей истории. К этому разговору внимательно прислушивался еще один человек, похожий на кавказца. И здесь он тоже подключился к нашему разговору и что-то пытался возразить. А Украинец ему говорит: «А ты молчи. Ты не знаешь, о чем мы говорим. Мы - поляк и Украинец - два брата, у которых общим является любовь к свободе и демократии». Так тогда сказал тот. Может, он был крестьянином, может, рабочим - сложно судить по внешности. Мне его слова показались очень интересными. Мы действительно похожи, потому что любим свободу и демократию.

- Какое кино сейчас требуется интеллектуальной аудитории в Европе и имеет шансы на успешную фестивальную историю?

- В кино ничего не изменилось. Всегда интересные есть фильмы о своих делах, о том, что происходит здесь. И, возможно, локальные темы будут интересны и за рубежом. В лучших итальянских фильмах, например, речь идет о их действительность, о людях и их взаимоотношения - но там, в Италии.

А рецепта, чтобы сделать фильм для фестиваля, не существует. Это мое мнение. Потому что некоторые люди рассуждают иначе и при этом завоевывают фестивальные награды. А потом мы быстро забываем эти фильмы - такое тоже часто случается. А вообще в последнее время я кино не занимаюсь.

- Как решается в Польше вопросы проката фестивального кино для небольшой аудитории?

- Дистрибуцией занимаются частные фирмы, на которые государство повлиять не может. Поэтому кинопроизводители должны заботиться о том, чтобы их работы были интересными для дистрибьюторов.

В Польше есть кинотеатры и для не массового кино. Но дистрибьютор, что хочет взять фильмы, в которых не будет много зрителей, может претендовать на дотацию со стороны государства, чтобы не потерять в доходах. Для этого есть специальная комиссия, которая предоставляет на прокат амбициозных лент определенные средства. Мне кажется, это единственный способ проката такого кино.

Также очень хорошая система, кинематография получает процент с проката иностранных фильмов и по трансляции их на телевидении. И теперь наш Институт польского кино очень, очень богат.

- Сколько кинопрограмм выходит на польском телевидении?

- У нас есть телеканал «Но кино» (в польском языке значение слова «программа» употребляют и в смысле «телеканал». - ТК). И замечательный, ведь реклама здесь только между фильмами. Есть еще спутниковая «Канал плюс», на котором также идут фильмы без рекламы. Также говорит киноканал «Стоп-клатка» («Стоп-кадр»), но там реклама заметна. Есть еще «Кинопольща» (Kino Polska). Там по рекламе полный идиотизм - ролики прерывают трансляции фильмов раз за разом.

- Какие имена в польском кинематографе вы открыли среди молодых авторов?

- Я не люблю новое польское кино, является лишь немного фильмов, которые просматриваю с удовольствием. Что-то случилось с польским кино. Однако оно имеет значительный успех у зрителя и приносит прибыль. Я - человек старой эпохи, которой ближе старые кинокартины.

- Какой украинский фильм самый известный в Польше?

- Если иметь в виду под этим широкую аудиторию, такой ленты нет. А среди интеллигенции, дискуссионных киноклубов и интеллектуальной среды в целом это, безусловно, «Тени забытых предков» Параджанова.

- Ежегодно среди украинских киножурналистов и кинокритиков проводится опрос, одно из аспектов которого касается того, какой должна быть критика в кризисных условиях для кино ...

- Истинной. Добрый критик должен писать так, как он думает на самом деле, и не должен подвергаться ничьим воздействием. Его работа - выражать свое мнение.

У нас тоже есть такие тенденции, критиков заставляют писать положительные отзывовы, рассматривая их как людей, которые бы продвигали ленты. Но разве это критика? Это не критика.

- В свое время вы ввели термин «школа украинского поэтического кино», вписав тем самым это направление украинского киноискусства в европейский контекст. Какое современное украинское кино может рассматриваться в нем сейчас, по вашему мнению?

- В мировом кино нет уже таких явных тенденций, как раньше. Когда-то была новая французская волна, когда в 1960-х была и чехословацкая, а после войны был итальянский неореализм. В последнее время таких школ, тенденций нет, есть только личность. Если кинематографисту присущ талант, он и способен сказать новое слово в искусстве, донесено в интересной форме, он в мире пробьется.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас