XXVIII Московский международный кинофестиваль

Действительно, лучше уж синица в руке. Да, конкурсная программа составляется по остаточному принципу - из того, что не пригреют ни Берлин, ни Венеция, ни Канн. Да, имеет место дефицит авторитета, и звезд приезжает мало. Да, есть некоторые проблемы с фестивальными площадками. Но фестиваль живет -и слава богу. Впрочем, кое-чем нынешний ММКФ все же запомнится.

XXVIII Московский международный кинофестиваль


Речь, конечно, о скандале вокруг отказа Михаэля Ханеке возглавить жюри. Ситуация щекотливая: немецкий режиссер фактически сам инициировал решение пригласить его на фестиваль в ранге председателя жюри, а потом, за две недели до открытия, когда уже вовсю печаталась бесчисленная полиграфическая продукция, прислал письмо с отказом. Его, конечно, можно понять - Ханеке позвали в Голливуд, снимать ремейк собственного фильма «Забавные игры», и отказываться было бы глупо, но фестиваль и его дирекцию он поставил в предельно идиотское положение.

В итоге жюри выбрало председателя, так сказать, внутри коллектива. Им стал польский режиссер Анджей Жулавский. Что же до коллектива, то в него вошли британская актриса Джули Кристи, российский режиссер Алексей Учитель, канадский актер Реми Жирар и французский киновед Пьер-Анри Деле. Им предстояло отсмотреть семнадцать фильмов конкурсной программы и выбрать из них лучший. Кроме того, они должны были определить лучшего режиссера, лучшего актера и лучшую актрису. Ну и последним «слоном» в распоряжении жюри был их собственный специальный приз - что-то вроде второго места. Как давно уже повелось, конкурс почти полностью состоял из картин малоизвестных или совсем неизвестных режиссеров. Были, конечно, и мэтры - венгр Иштван Сабо с драмой «Родственники» и француз Бертран Блие с комедией «Сколько ты стоишь?».

Но два на семнадцать позиций - не так уж много. Так или иначе, это вполне стандартная фестивальная пропорция, а недостаток звезд можно всегда восполнить другими программами - например, «Гала-премьеры», «Национальные хиты» или «Вокруг света». И, конечно, прежде всего их стоит искать в фильмах открытия и закрытия, которые традиционно выбирают максимально громкими. В этот раз ими стали соответственно «Клятва» Чена Кайге, поставленная с целью затмить триумфального «Героя» Чжана Имоу, и «Возвращение» Педро Альмодовара, являвшееся одним из главных фаворитов Каннского фестиваля. Нет смысла перечислять все программы, вошедшие в репертуарную сетку фестиваля. Еще меньше его в попытке поименовать даже наиболее интересные фильмы ММКФ. В конце концов, это будет слишком субъективная выборка.

Единственное событие, которое стоит упомянуть отдельно, это показ легендарного фильма Юрия Кары «Мастер и Маргарита». Легендарного, потому что снят он был еще в 1994 году, но из-за конфликта продюсеров так и не вышел ни в кино, ни на видео. Естественно, этот показ привлек большое внимание, фильм же оказался за гранью даже со всеми скидками на время, в которое он был снят. Самое страшное даже не в общей убогости визуального ряда - тут и игра актеров, и декорации, и костюмы, - а в том, что Кара фактически вписал себя в соавторы Булгакова. Казалось бы, зачем придумывать сцены для экранизации богатого на события романа - и так все не вместить! Но Кара наплел отсебятины. В ее числе и потрясающая по своей нелепости идея заменить Патриаршие пруды на Чистые. Общее впечатление удручающее, так что слава Иешуа, что лента так и не попала на экраны.

Конкурс, который издавна представляет собой на ММКФ гонку темных лошадок, как всегда, оставил самое неоднозначное впечатление. Здорово, когда нет явных фаворитов, но то, что все без исключения призеры получили в оценках критиков и простых зрителей от единицы до десятки, несколько обескураживает. Надо сказать, фестивальное кино как таковое - штука, в принципе, на любителя, а потому отношение к нему всегда опирается на личный вкус. Главная беда - душеспасительное занудство - присуща большинству конкурсных лент. Кто-то считает это нормальным и давно привык, для кого-то это невыносимо. Однако что же тогда можно сказать по части адекватности выбора победителей? Что бы там ни было, а лучшим фильмом фестиваля все равно -и это почти бесспорно - стало внеконкурсное «Возвращение».

Так что раздача золотых «слонов» при таком раскладе становится неким ритуалом, от которого немного веет абсурдом. Даже если принять за аксиому, что жюри не ошибается и святых Георгиев получили действительно лучшие из лучших, эти фильмы, за редким исключением, уже не увидим ни мы, ни кто-либо еще. Ну разве что кто-то решит сыграть на паблисити, сделанном главному победителю - шведской драме «О Саре», и выпустит картину сразу на видео с соответствующей нашлепкой на коробке. Рекомендации по просмотру тех или иных лент апеллируют к поводам, далеким от художественных достоинств. Так, «Сколько ты стоишь?» Бертрана Блие, получившего приз как лучший режиссер, стоит посмотреть ради обворожительной Моники Беллуччи. «Уроки вождения», данные англичанином Джереми Броком и получившие Специальный приз жюри, Приз за лучшую женскую роль, Приз зрительских симпатий и Приз жюри российской кинокритики, привлекают интерес участием Руперта Гринта, рыжего Рона из «Гарри Поттера».

«Климт», получивший Приз Федерации киноклубов России, вызывает любопытство игрой в титульной роли Джона Малковича. «Родственники» не получили ничего, но новая работа Иш-твана Сабо - это уже повод. Что же до «Спроси у пыли», то его разругали почти все, но актерский дуэт Колина Фаррела и Сальмы Хайек все равно вызывает желание оценить фильм самостоятельно. Того, что главный приз вручат обаятельному чернокожему шведу Отману Кариму за драму «О Саре», не ожидал никто, включая его самого. Карим был настолько уверен, что призов не получит, что, представив картину, вернулся с женой домой. Потом пришлось срочно возвращаться. Джули Уотерс (кстати, игравшая в «Гарри Поттере» мать Руперта Гринта), названная лучшей актрисой, и вовсе не приезжала, так что ее приз получил режиссер Джереми Брок.

Кстати, это обстоятельство - единственный, но достаточно прочный аргумент против давно зреющего подозрения, что призы на ММКФ вручаются только тем, кто приехал. Или приглашают под них специально. Во всяком случае, Приз за достижение вершин актерского мастерства и верность традициям школы Станиславского «Верю. Константин Станиславский», врученный в этом году Жерару Депардье, всегда достается одному из главных гостей фестиваля. Впрочем, какая разница? Никита Михалков явно согласен с утверждением «Главное в жизни - найти своих и успокоиться», прозвучавшем в «Мне не больно» Алексея Балабанова из уст героя Сергея Маковецкого, но и мы с этим спорить не станем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас