XXIV Международный кинофестиваль в Лейпциге

Зрительный зал XXIV Международного кинофестиваля в Лейпциге бурно рукоплескал вьетнамскому сценаристу, оператору и режиссеру Ле Мань Тиху—автору фильма «Переход через реку Дань Нах». Лента с чуть суховатым, вроде бы будничным названием ярко и поэтично рассказывала о подлинно творческом, созидательном труде небольшого отряда строителей. В отдаленном, густо поросшем джунглями уголке страны они восстанавливали высоковольтную линию электропередачи.

XXIV Международный кинофестиваль в Лейпциге


Та работа была удостоена «Золотого голубя»—высшей награды авторитетного кинофорума документалистор мира... И вот с экрана вновь доносятся стрекот цикад, крики экзотических птиц, в шелест листвы вплетается вдруг человеческая речь, и слышится глухой удар падающего очередного дерева, оказавшегося на трассе прокладываемой телефонной линии. Людей этих в лесистый, некогда самый глухой, а следовательно, и самый отсталый округ Никарагуа прислала сандинистская революция. Постановщик пятнадцатиминутной никарагуанской ленты «Мы нарушаем тишину» Иван Аргуэлло рассказывает о приходе новой жизни на прекрасную землю своей родины без патетических слов. Понимание значительности происходящего создает монтажное столкновение кадров, относящихся к совсем еще недавнему прошлому, с картинами нынешней действительности. Двойной гнет сомосовцев и их американских хозяев—и возрождение человека, осознавшего, что отныне он трудится во имя счастья, процветания, прогресса своего народа. Происки зловещих «контрас», что затаились в лесных чащобах, следы их гнусных преступлений—и мужественные, прекрасные лица тех, кто самоотверженно трудится, одолевая вековую отсталость. Об этом динамичный, талантливый фильм «Мы нарушаем тишину», награжденный «Золотым голубем» на недавно завершившемся фестивале. Подобные «совпадения» в природе лейпцигских киносмотров. Пишу это слово в кавычках, ибо един лишь дух, настрой очень разных кинопроизведений, но индивидуально неповторима их форма, материал, положенный в основу. Почти в четырех сотнях лент более чем шестидесяти кинематографий, показанных в Лейпциге, явственно ощущалась приверженность публицистов экрана девизу киносмотра, глубокое понимание его важности и актуальности для нашего непростого времени: «Фильмы мира в борьбе за мир во всем мире». Среди гостей Лейпцига была индийский режиссер Меера Деван. Показательно, что международный фестиваль фильмов в Дели тоже решил включить в свою программу документальные ленты. И вот, как и многие ее коллеги из других стран, М. Деван приняла самое активное участие в пресс-конференции по советскому фильму «Маршал Жуков. Страницы биографии», удостоенному «Золотого голубя» нынешнего кинофорума. — Меня лично вдохновил тот факт,—сказала она,—что постановщиком такого сложного, глубокого и очень интересного фильма стала моя коллега-женщина Марина Бабак. Но главное, разумеется, заключается в том, что это кинопроизведение появилось в то время, когда все прогрессивное человечество отмечает сорокалетие Победы над фашизмом, и посвящено полководцу, внесшему весомый вклад в это замечательное дело. Кинолента создает образ человека, тесно связанного со своим временем, с родным народом. И подобных, взволнованных откликов на полнометражный фильм «Маршал Жуков. Страницы биографии» в дни лейпцигского киносмотра довелось услышать немало. Пожалуй, особенностью XXVII Международного кинофестиваля документальных фильмов в Лейпциге было обильное присутствие в конкурсной, информационных и прочих программах именно полнометражных лент. Еще раз можно было убедиться, что успех их в конечном итоге решает напряженная драматургия, наполненность разнообразным и острым материалом, взыскательно отобранным талантливыми художниками. Причем создатели лучших работ отказываются от бесконечных синхронных интервью, засилья так называемых «говорящих голов» на документальном экране. Нельзя не согласиться с бельгийским кинорежиссером Стивеном Лежаном—постановщиком полуторачасовой картины «Черный оркестр», утверждающим, что «интерес широкой публики к определенной личности еще не повод для создания документального фильма, в котором слово было бы предоставлено лишь данному персонажу». Правда, персонажи его ленты отнюдь не рвутся к микрофонам и к объективам кинокамер, интерес к ним широкой публики носит чрезвычайно негативный характер. Ведь речь идет о неофашистах, об активизации так называемых «ультраправых». Взрывы и политические убийства в Италии, вооруженные вылазки фашистских выродков в Мюнхене, учиненные ими погромы прогрессивных изданий в Бельгии, Франции, расистский террор против алжирцев и выходцев из других арабских государств, постоянно осуществляемый во многих западноевропейских странах, марши и демонстрации под человеконенавистническими лозунгами в Антверпене и Барселоне направляются «дирижерами» из тщательно законспирированных центров, аргументированно свидетельствуют создатели фильма «Черный оркестр». Некоторым из них с риском для жизни удалось осуществить съемки в тайных военных лагерях, где фашисты со стажем муштруют юных головорезов. Деятельность эта также финансируется и направляется из единых источников. Проникновение в государственный аппарат, армию, полицию западноевропейских государств, всемерная дестабилизация политической ситуации — вот тактика современных неофашистов. А о «стратегии паука» разоткровенничался вперед документалистами один из главарей бельгийских неофашистов, по понятным причинам пожелавший остаться неизвестным. Передовые, прогрессивные идеалы современности мужественно защищают на разных континентах борцы за счастье людей труда. Об этом шел разговор во многих лентах фестиваля, получивший наиболее впечатляющее воплощение в трех полнометражных картинах: австралийской «Кемира: дневник одной забастовки». гватемальской «Стоящее дело», западноберлинской «Мы все сидели в одной лодке, команда погибла, а капитан остался жив». Не вдаваясь в подробный анализ каждой, а они очень разные, эти интереснейшие работы, нельзя не отметить единство выводов, к которым приходят их создатели. В Австралии в сентябре 1982 года тридцать горняков приняли решение не подниматься с пятикилометровой глубины рудника Кемира в знак протеста против решения компании лишить их работы, закрыть шахту. Девять месяцев в столице Гватемалы 400 рабочих удерживали в своих руках, несмотря на жесточайший террор армии и полиции, цеха комбината по производству «кока-колы» вопреки попыткам американской корпорации устроить локаут и выбросить их на улицу. В подобной же ситуации оказываются несколько сот тружеников западноберлинской фабрики компьютеров. Специалисты разных национальностей: греки, турки, итальянцы, немцы—в борьбе с хозяевами за свои законные права на горькой своей практике познают азы политграмоты. На какие только уловки не пускаются владельцы австралийского рудника, гватемальского комбината, западноберлинской фабрики! Но заканчивается все одинаково. Отбросив в сторону демагогические разглагольствования, хозяева идут на применение грубой силы. И только стойкость, мужество, пролетарская и интернациональная солидарность способны привести к победе. Вопиющая социальная несправедливость, голод, нищета—неизбежные спутники капитализма.. Об этом ярко, образно и убедительно свидетельствуют своими работами многие участники лейпцигского киносмотра. Поистине нет такого преступления, на которое не пошел бы предприниматель во имя барыша. Даже если ради барыша предстоит в буквальном смысле слова обескровить сотни тысяч людей. Об этом ведут повествование в фильме «Урожай крови» кинематографисты Германии Ганс-Христоф Кох и Морис Еберл-Роте. Речь идет о более 300 «банках крови», существующих и процветающих в США. Как правило, располагаются они в бедняцких кварталах больших городов, в приграничных районах с Мексикой. Тут, разумеется, не соблюдаются никакие медицинские нормы. Впрочем, как и в Бразилии, Аргентине, Венесуэле и до недавнего времени в Никарагуа, откуда американские и западногерманские фармацевтические концерны перекачали «моря крови» в Западную Европу, Японию, США. Бизнес на крови бедняков приносит колоссальные прибыли. Преступных дельцов не волнуют судьбы людей. И гибель ожидает тех, кто попытается встать на пути преступников. Буквально за несколько месяцев до сандинистской революции в Никарагуа при загадочных обстоятельствах был убит Педро Хаморро—прогрессивный журналист, собравший разоблачительные факты о торговых махинациях американских компаний, вывозивших в США ежегодно из небольшой центральноамериканской страны четверть миллиона литров плазмы крови. И как выразительно контрастны по своей тональности, фактам, героям фильмы из социалистических стран, соседствующие с вышеупомянутыми лентами в программе фестиваля. Это и десятилетнее кинонаблюдение кинематографистов ГДР за жизнью работниц текстильного комбината в некогда захолустном городке Виттштоке. Громадные социальные изменения в жизни первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян, отметившего свое тридцатипятилетие, впрямую коснулись судеб героинь ленты «Жизнь в Виттштоке» (режиссер Фолькер Кёпп), удостоенной «Серебряного голубя» киносмотра. Большой интерес у зрителей вызвала часовая телевизионная картина «Новый дом», поставленная Игорем Беляевым, повествующая о жизни советской деревни, о думах, чаяниях и стремлениях молодых колхозников. Картина эта была награждена премией Эгона-Эрвина Киша, присуждаемой в Лейпциге международной организацией радио и телевидения (ОИРТ). Социальным оптимизмом проникнуты чехословацкая лента «Девушки в интернате», фильмы Болгарии, Венгрии Вьетнама, Румынии. В программах лейпцигского киносмотра немало было представлено работ, анализирующих положение, сложившееся в Европе после размещения здесь американских ракет, страстно призывающих к ядерному разоружению. Лучшей из картин, посвященных этой ответственной теме, международное жюри признало советскую мультипликационную ленту «Будет ласковый дождь», поставленную на киностудии «Узбекфильм» Н.Туляходжаевым по мотивам рассказа Р. Брэдбери (сценарист Г. Верлоцкая). Эта десятиминутка. в поэтичной и вместе с тем в присущей жанру афористичной форме рисующая беды, что сулит человечеству безудержная гонка ядерных вооружений, получила высшую награду XXVII международного кинофестиваля в Лейпциге—«Золотого голубя», разделив ее поровну с болгарской рисованной лентой «Птица». Фестивальная неделя в Лейпциге, наполненная прежде всего встречами с талантливыми, интересными, злободневными работами публицистов экрана десятков стран мира, дискуссиями, беседами, манифестациями в поддержку Никарагуа, вновь подтвердила решимость передовых мастеров документального кино бороться за светлые идеалы современности, отстаивать средствами своего искусства мир во всем мире.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас