История одной отставки

14 июля этого года премьер-министр страны подписал распоряжение об освобождении от должности первого заместителя министра культуры России Александра Голутвы. На фоне беспрецедентной московской жары этого события почти никто не заметил. Хотя подозреваю: произойти эта отставка на полгода раньше – эффект был бы примерно таким же. При том, что около 14 лет Голутва занимал ключевые посты в системе федеральных культурных структур и во многом определял кинематографическую политику страны.

История одной отставки


А его назначение на пост председателя Госкино России в 1999 году вылилось в грандиозную ошибку общественных сил, в которой со значительным перевесом победила тогда достаточно сильная партия «антимихалковцев», собственно, Александра Алексеевича и поддержавшая. Эта ошибка стала одним из кульминационных моментов в его карьере, равно как и случившаяся через год эпопея борьбы за сохранение Госкино, «приговоренного» обновленной после президентских выборов 2000 года властью к слиянию с Министерством культуры.

Митингующие звезды на грузовичке времен Великой Отечественной войны у стен киношного особняка в Малом Гнездниковском переулке, братание со слезами на глазах Сокурова и Михалкова на сцене Дома кино (тогда все партии смешались в одну – партию кинематографистов) – все это невозможно забыть. И хотя киношники тогда не победили, само многоактное феерическое действо, несомненно, подняло ставки главного киночиновника страны. Михаил Швыдкой, ставший министром культуры, тогда выиграл и выиграл дважды: во-первых, когда поставил условием своего возвращения в Минкультуры (когда-то он был заместителем министра, а уже в министры призыва 2000 года уходил с нехилой должности председателя ВГТРК) присоединение к этому ведомству Госкино и еще ряда периферийных структур, и эта просьба была удовлетворена.

А во-вторых, когда своими заместителями сделал сразу трех высших чиновников из «лагеря мятежников» – не только Александра Голутву, но и Владимира Малышева и Екатерину Чуковскую. Кто-то по наивности тогда мог решить, что это своеобразное «заигрывание с оппозицией», но время показало, что этим жестом Михаил Ефимович добивался совсем другого: киношники, мечтавшие о независимости, представляли для устойчивости и авторитета культурного ведомства куда меньшую опасность, чем собственные чиновники, еще с советских времен погруженные в распри трех нищих лоббистских группировок – «библиотечников», «музейщиков» и «театралов», собственно, и определявших до этого логику смены министров культуры.

Еще одним преимуществом Швыдкого стало то, что он убедил правительство увеличить бюджет на поддержку кинематографии. В чем мосфильмовский грузовичок сыграл не последнюю роль. Отрасль вроде даже выиграла от этого слияния, но выиграл ли Голутва, уже до самой отставки, случившейся этим летом, остававшийся в культурном ведомстве с разными вывесками вечным заместителем? Тем более что и идея независимости киноотрасли, предполагавшая прежде всего свободу от все нарастающего бюрократического идиотизма, несовместимого с продюсерским началом, принадлежала не одному только главному киночиновнику.

Александр Алексеевич Голутва был идеальной точкой приложения бушующих внутри кинематографа сил, но только пока эти силы бушевали. Именно они возносили его и делали героем, а неизменная интеллигентность, сдержанность и благородство манер только укрепляли «народные массы» в уверенности в том, что их выбор правилен и альтернативы нет. Только вот незадача: не могла ведь история с бюджетной иглой и постоянным увеличением лекарственной дозы без явных признаков выздоровления больного, каковым был и остается отечественный кинематограф, тянуться вечно.

И перелом наступил. И не только для отрасли. Сначала Голутва был брошен на укрощение народных масс, так некстати собравшихся на свой кинематографический съезд в декабре 2008 года (попытка оказалась неудачной, а сам Александр Алексеевич, видимо, осознавая двусмысленность своего положения, в конце концов попал в больницу). А еще через год началось реформирование кинематографической отрасли – только уже без того, кто желал этого, быть может, более других.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас