Таллинфильм. Дорога в завтра

Работы эстонских мастеров экрана—не только встреча с самобытным национальным искусством, но и открытие нового, неведомого мира. Запомнились фильмы «Озорные повороты» и «Полуденный паром» режиссера Кальё Кийска, «Молочник из Мязкюла» и «Родник в лесу» Лейды Лайус, «Время жить, время любить» Вельё Кяспера, «Скорпион» Юри Мююра. «Последняя реликвия» и «Отель «У погибшего альпиниста» Григория Кроманова, «Зимний отпуск» Арво Крууземента, кукольные ленты для детей и взрослых, сделанные зачинателем эстонской мультипликации Эльбертом Тугановым и его товарищами...

Таллинфильм. Дорога в завтра


Ретроспекция, право же, впечатляюща! Особенно если учитывать, что объем производимого «Таллинфильмом» невелик: здесь в год выпускаются три полнометражные художественные картины плюс одна—по заказу Гостелерадио, восемь-девять документальных кинолент, пять-мультфильмов. Казалось бы, в общем могучем потоке кинопродукции страны это совсем немного. Но именно потому стоит, наверное, назвать еще одну цифру: лишь в минувшем, 1981 году, работы эстонских кинематографистов награждены восемью дипломами и призами—на международном фестивале мультипликаторов в Варне, на Всесоюзном киносмотре в Вильнюсе, на конкурс" спортивных фильмов во Фрунзе, на смотре молодь кинематографистов в Минске... И если внимательно вглядеться в процессы, происходящие в творческого коллективе киностудии, понимаешь, что успех этот и случайность, не просто результат благоприятного стечения обстоятельств, но итог многолетней глуби! ной, последовательной работы.

ДЕБЮТ... ЕЩЕ ДЕБЮТ!

Сегодня каждый, с кем мне доводилось говорить о судьбах эстонского кинематографа, прежде всего непременно отмечал интересное и сложное явление— в последние три-четыре года на «Таллинфильме» ярко, в полный голос заявила о себе творческая молодежь—режиссеры, операторы, актеры, художники. Слово «дебют» звучит в рассказах о делах студии часто и весомо, оно, как показала практика, надежно обеспечено «золотым запасом» талантливых, своеобразных кинопроизведений. Поначалу созданный тремя дебютантами-постановщиками в 1977 году киноальманах «Гадание на ромашке» был воспринят многими лишь как смелый творческий эксперимент. Но три новеллы, его составляющие, решенные каждая в своем жанре и своем стиле, пронизанные как бы общей темой, говорили об одаренности и искренности их создателей, они вызвали симпатии зрителей, интерес к дальнейшей судьбе молодых кинематографистов.

И все же трудно было предположить, что новая встреча с этими режиссерами состоится так скоро—ведь путь к самостоятельной постановке обычно нелегок и непрост, тем более на небольшой студии. Но вот на телеэкранах появился двухсерийный художественный фильм «Гибель 31 отдела», снятый автором одной из новелл Пеэтером Урбла, а сегодня, на XV Всесоюзном кинофестивале, студия «Таллинфильм» представлена серьезной и интересной работой его сотоварища по альманаху Пеэтера Симма—лентой «Что посеешь...» (рецензия на нее публикуется в этом номере нашего журнала). Есть в таком поступательном движении какая-то закономерность. — Конечно, это большой риск,— говорил директор «Таллинфильма» А. Э. Арновер,—доверить дебютантам основной объем выпускаемых студией фильмов: может получиться, а может и не получиться... Но у нас риск оправдал себя... Наверное, была доля риска в том, что режиссеру Олаву Неуланду, до того снимавшему лишь документальные телевизионные ленты, поручили постановку полнометражного художественного фильма «Гнездо на ветру».

Фильма, принесшего автору и студии призы за дебют Всесоюзного кинофестиваля в Душанбе и международного киносмотра в Карловых Варах, признанного лучшим по разделу игрового кино на Всесоюзной неделе-смотре молодых кинематографистов в Киеве. Рисковали руководители студии и «благословив» молодого, но уже известного в республике оператора-документалиста Марка Соосара на создание большого игрового фильма (он был и автором сценария, и режиссером-постановщиком, и оператором) «Рождество в Вигала» — эмоциональной, публицистичной иторико-революционной драмы о крестьянском восстании 1905 года. Красочная и добрая киносказка для детей «Чертенок», сделанная недавней еще кинодокументалист-кой Хелле Мурдмаа. Оригинальный и остроумный экспериментальный кукольный фильм Калье Киви «Приключения бумажного листа». Альманах рисованных фильмов «1+1+1»—три сюжета по 2—3 минуты, но за каждым—своеобразие почерков молодых художников Хейни Эрнитса, Вальтвра Уусберта, Мати Кютта. Это все дебюты только минувшего года. Удачные, талантливые дебюты.

УЧИТЕЛЬ, ВОСПИТАЙ УЧЕНИКА...

Глядя на этот список (его можно значительно расширить, назвав имена дебютантов-операторов, композиторов, актеров, режиссеров-документалистов, художников), начинаешь понимать, что риск риском, но здесь, на «Таплинфильме», работают не на «авось», не ждут, выплывет или не выплывет попавший в «омут» кинопроизводства новичок, но кропотливо, упорно, доброжелательно учат его быть умелым и мужественным пловцом. — Я никогда не поставил бы «Гнездо на ветру», если б не главный редактор студии Энн Реккор,—признается Олав Неуланд.— Просто не посмел бы взяться за такую сложную работу. Учился я театральной режиссуре в таллинской консерватории, у Вольдемара Пансо. Тогда же начал снимать любительские фильмы. Потом телевидение—работал редактором, писал сценарии, делал документальные ленты. Когда после Высших курсов сценаристов и режиссеров Энн пригласил меня на студию «Таллин-фильм», я отказался, чувствовал себя не настолько готовым, чтобы снимать художественный фильм. Но он был настойчив. Мы встречались не раз, разговаривали о многом, обсуждали сценарий... Так появилась уверенность в себе. И еще—стремление не подвести поверившего в тебя человека..— Несколько лет назад пришел ко мне парень, студент пединститута, и показал свои рисунки, очень смешные рисунки,—это вспоминает художник Рейн Раамат, зачинатель эстонской рисованной мультипликации.— Потом он окончил институт, отслужил в Советской Армии, начал работать учителем.

Вот тут-то я его и отыскал наконец. Стал уговаривать заняться мультипликацией. Он долго сопротивлялся, да и отпускать его из школы не хотели, но моя все же взяла. Потом парень этот, Хейни Эрнитс, привел ко мне своего друга, тоже учителя, очень талантливого, думающего человека—Вальтера Уусберта. Сначала они работали со мной в группе на фильме «Большой Тылл» художниками: Вальтер разрабатывал одни сцены, а Хейни—другие. А недавно оба дебютировали в альманахе, интересно, ярко дебютировали. Это всего лишь две истории из множества подобных, услышанных мною на студии, когда разговор заходил о корнях сегодняшнего процесса обновления эстонского кино. У каждого из «новобранцев», чье творчество вносит нынче свежие краски в палитру национального киноискусства, была своя, порою сложная, извилистая жизненная дорога. Пеэтер Урбла—выпускник исторического факультета Тартуского университета—считался уже признанным искусствоведом, специалистом по изобразительному искусству... Марк Соосар несколько лет работал журналистом, корреспондентом эстонского радио в Москве. Пеэтер Симм учился в физико-математической школе, мечтал стать астрономом... Хелле Мурдмаа всерьез увлекалась музыкой.

Так что на «Таллинфильм» пришли не восторженные юноши и девушки, мечтающие во что бы то ни стало удивить мир, а зрелые люди с житейским и творческим опытом, с определившейся идейной и эстетической позицией, знающие, почему и для чего они взялись за нелегкий труд кинематографиста. И старшим их товарищам,, тем, кто так много сил отдал становлению эстонского кинематографа, надо было обладать способностью заглядывать в будущее, да и порой, «Зеленый медвежонок» говоря откровенно, к самоотречению, чтобы так заботливо выращивать новую поросль, готовя завтрашний день кинематографа республики. Ведь—этого забывать нельзя—пока что рамки производства совсем не широки. Значит, ветеранам приходится чем-то поступиться. Во имя чего? Зрителю, собственно, безразличен возраст автора картины, был бы сам фильм интересен. Молодые хороши не потому, что они молоды, а тем, что привносят в нашу работу перспективу. У нас на студии возникла сегодня творческая конкуренция, а это очень важно для развития искусства. Эти же слова «творческая конкуренция» прозвучали и в рассказах художника и режиссера Рейна Раамата. — Единственная возможность нормального существования коллектива—постоянное его обновление,—считает он. И не только он. Иначе, наверное, не стал бы опытный режиссер Юри Мююр тратить столько сил и времени, сидя вместе с новичками в монтажных, помогая им «перекраивать» сотни метров пленки в поисках наиболее выразительного варианта (как показала практика, монтаж пока что одно из самых уязвимых мест в работе выпускников кинематографических учебных заведений). И своеобразный, тонкий художник, поборница «женской темы» в эстонском кино Лейда Лайус, возможно, не взяла бы на свои плечи ответственность за художественное руководство работой студентки ВГИКа, приехавшей недавно на студию делать свой дипломный фильм. И первый секретарь Союза кинематографистов республики Калье Кийск, автор популярных фильмов, не говорил бы, встретив на улице или в коридоре студии молодого коллегу: «Послушай, я сегодня ночью думал над твоим эпизодом... Может, лучше сделать так?»

И «новобранцы» ценят эту заботу. — В наших отношениях нет места зависти. Год от года крепнет содружество мастеров разных поколений,—сказал мне один из кинематографистов. Жизнь показала, что содружество это плодотворно сказывается и на творчестве опытных мастеров экрана. Ведь именно в последние годы и режиссеры старшего поколения создали свои самые значительные, самые интересные работы. Это философская драма «Цену смерти спроси у мертвых» и остросюжетная, глубоко психологическая картина «Лесные фиалки» К. Кийска, это фильм-размышление «Хозяин Кырбоя» Л. Лайус, и романтическое сказание о нелегкой жизни островитян-охотников за тюленями «Суровое море» А. Крууземвнта, и эпическая мультипликационная баллада о народном герое «Большой Тыл л» Р. Раамата, и остроумная кукольная лента «Жертва» Э. Туганова.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Популярное у нас